Мониторинг

ТВ-Программа

Убьем арбитров!

Нет, это вовсе не призыв расправиться с нашим судейским корпусом после нашумевших инцидентов и в Премьер-лиге, и в первой лиге, а тот вариант названия фильма о работе рефери на Евро-2008, который предпочли бродкастеры в английском телеэфире.

Семен СЛУЧЕВСКИЙ, «Футбол»

2012-06-05 09:30

Сами творцы, а, главное, УЕФА, которая одновременно заказчик и правообладатель на эту телекартину, назвали ленту нейтрально – «Арбитры». Вообще профессиональные термины в английском языке не столь не столь милостивы, как в русском. В кино и ТВ уж точно. К примеру, фраза «УЕФА решила СНЯТЬ фильм об арбитрах» не предвещает ничего дурного. С чем у нас ассоциируется слово «снять»? Ну, пусть «снять с работы» или «снять…», ну вы сами поняли. В английском языке «снимать фильм» – To shoot, которое в зависимости от контекста можно также перевести такими милыми словами, как «стрелять, застрелить, расстрелять». Куда уж нам, мягкотелым, тягаться с английским юмором.

Полагаю, «Убить арбитров» – из той же серии. Как говаривал товарищ Сталин в анекдоте: «У нас тоже не чураются дружеской шутки. Правда, товарищ Берия?». Если настроиться на серьезный лад, и сделать «правильный» перевод слова
To kill, то это скорее «Проникнуть (в арбитров), увидеть их изнутри или насквозь». Если кому хочется, то можно и так перевести: «Раздеть арбитров». Почему я так глубоко занурился в название фильма? Потому что оно – дверь в произведение.

Это и есть сверхзадача ленты – показать не только видимую с трибуны стадиона либо с экрана телевизора грань, но, прежде всего, невидимую.

Сверхзадача ясна, а какова просто задача. Она крайне элементарна. Вроде бы. Показать работу арбитров на Евро – 2008 в Австрии и Швейцарии. УЕФА представила съемочной группе во главе с Ивом Инаном неограниченные правовые и финансовые возможности снимать где угодно: с кромки поля, в раздевалках судей, в номерах отелей, где они живут, в ресторанах, где они питаются. И еще кое-где, но об этом позднее.

«МАШИНА ИЗ РАЗДЕВАЛКИ»

Новаторский ли прием снимать самое потаенное – спортсменов в раздевалке после игры и, что наиболее соблазнительнее для авторов – до игры? Нет, не новый. Это было и в зарубежных лентах о футболе, и в отечественных. Мне самому минимум трижды приходилось этим заниматься. В начале процесса работы над картиной «Невозможный Бесков», Константин Иванович как настоящий тренер, т.е. ко всем своим достоинствам, еще и суеверный. Даже и думать о приближении к раздевалке не разрешал, а потом, почуяв, что съемочная группа «фартовая» – не начинал установки перед матчем без нас.

Самая забавная история случилась в 1997 году в Москве во время съемки фильма «В «Торпедо» как в «Торпедо». Ребята выиграли важнейший матч с тогдашним чемпионом России «Аланией», и еще до матча мы договорились с тренером москвичей Александром Тархановым, что независимо от результата, мы сразу после финального свистка будем снимать в раздевалке. Прошло много лет, и только сейчас я могу рассказать все. Героем матча был наш украинский легионер, вратарь Валерий Воробьев, до Москвы игравший в «Днепре», «Ворскле», «Кривбассе» и киевском «Динамо». Он в этой встрече классно потянул пенальти от «Алании». Мы уже снимали радостных торпедовцев, когда в раздевалку ворвался Патрон команды, ее главный спонсор, многолетний фан «Торпедо» ПалПалыч Бородин, вечный управделами при Ельцине. За Бородиным, естественно, большая свита. В первую секунду он опешил, увидев в раздевалке телекамеры, микрофоны на «удочках» и бьющий в глаза свет от наших приборов. Но тут же махнул рукой: – Это свои! И сразу начал обнимать голкипера. Забыв от радости его фамилию, ПалПалыч громко спросил Воробьева: – Вратарь, а у тебя квартира в Москве есть? Валерий скромно сказал: «Есть». Свита за спиной у Бородина крутила Воробьеву пальцами у виска, типа, ну и дурак, ты, вратарь! ПалПалыч, не замечая этого, и не оборачиваясь, крикнул своим приближенным: «Завтра оформить вратарю пропуск в Кремль, и чтобы были готовы документы на новую машину!». А затем бросил нам: «Ребята, вы это, конечно, вырежете, я вас правильно понимаю?...».

У авторов «Арбитров» была собственная «машина из раздевалки». УЕФА «забыла» предупредить героев фильма, что их разговоры на поле между собой и с футболистами по уже привычным для всех нас радиомикрофонам прослушиваются и записываются. Зритель узнал много интересных слов на английском, иногда на итальянском языках. А кто сами герои? Судьи кто? Из двенадцати арбитров работавших на Евро – 2008, в фильме согласились сниматься шестеро. Как я понимаю, Любош Михел, также судивший на том чемпионате, отказался. Из согласившихся, отдельных эпизоды посвящены швейцарцу Массимо Бузакке (никогда мне не забыть «Центральштадион» в жарком Лейпциге 14 июня 2006 года и его судейство матча Украина – Испания с удалением Ващука в начале второго тайма), шведу Петеру Фройдфельдту. Но полноценных героев трое – испанец Мануэль Мехуто Гонсалес, итальянец Роберто Розетти и, конечно, англичанин, Говард Уэбб. Почему эти трое? Они показаны многопланово.

ФАБУЛА И ДРУГИЕ

Фабула фильма формально правильная – повествовательная. Герои один за другим начинать судить матчи в группах. И вот случается то, что авторы фильма предвидели и подстерегали. То, что «разогревает» интерес зрителя. Конфликт! Конфликт – основа сюжета. Здесь конфликт и внутренний и внешний. Первую конфликтную ситуацию создает Говард Уэбб в матче Австрия – Польша. Английская бригада во главе с Говардом «зевает» офсайд, из которого поляки забиваю гол, австрийцы уже «полюбили» Уэбба. После перерыва его уже возненавидели поляки: не очевидный пенальти после того, как Мариуш Левандовски потянул соперника за футболку, контакт был, но австриец явно «рисовал» падение, а судья ему поверил. Только благодаря фильму зритель узнает то, о чем может только догадываться: и явные угрозы, приходящие на почту англичанина в интернете, и вынужденное подключение охраны к его дому и родным в Англии, и даже «теплые» слова из уст польского Премьер-министра. Это и есть внешний конфликт – прямо тебе шекспировские страсти. Но еще страшнее – конфликт внутренний. Самокопание Уэбба в себе после допущенных ошибок. Потом он не скрывал, что с арбитрами работают психологи. Это уже даже не Шекспир. Это уже покруче. Достоевский.

Композиция. Очень сильный прием использовали авторы «Арбитров» – параллельный монтаж. Как писали в титрах в эпоху немого кино: «А в это время». Судит, допустим, в Зальцбурге Розетти матч Греция – Россия, а в это время в далеком Турине, в доме Роберто собрались женушки всей судейской бригады. Болеют отчаянно, за мужей, ясное дело, пиццу лопают так, что аж за ушами трещит – от нервов. Страсти не слабее, чем на самом поле или на трибунах. Но тут добавляется еще одна краска от авторов – юмор. Дражайшие половины, как показывает экран. В правилах футбола разбираются чуть получше некоторых футболистов и чуть похуже некоторых журналистов (если хотите, наоборот). Но они спорят между собой отчаянно. Вот эти страсти: настоящие на поле, внутри игроков, тренеров, самих рефери, замешанные с «домашними» – дают совершенно новый эффект для зрителя и добавляют уважения создателям картины. Этот прием повторяется и с домашними Мехуто и Уэбба, там даже глубже развивается. Там тройной параллельный монтаж: герои – арбитры на поле, в раздевалке, а к домашним эпизодам в Англии добавляется боление отца Говарда – Уильяма Уэбба на стадионе вместе со своим лучшим другом. Апофеоз этого приема, когда в финале Евро к работающему на поле Розетти в «параллель» кроме его домашних добавляются еще и Уэбб с Мехуто, которые уже вернулись к этому времени домой, и сопереживают за товарища уже как рядовые телезрители, один в Англии, другой в Испании. Не забыть бы поблагодарить и самих героев, и тех членов их семей, которые согласились на такие съемки.

Характеры. Характеры героев – это их достояние. Но уметь донести их до зрителей уже уровень мастерства авторов. Вроде футбольным людям они все знакомы. Но издалека. С трибуны или из телетрансляции. Какие они на самом деле? Интересные, разные и неожиданные. Итальянец Розетти, оказывается, методичен, строг и пунктуален, вроде он из Германии. Швед Фройдфелтдт – на удивление веселый и игривый, точно южанин. Недаром уже после просмотра картины он сказал, что работа арбитра сродни работе актера театра. Уэбб – не по-английски мягкий, рассудительный, улыбчивый и открытый. Особняком стоит раскрытие характера Мехуто. С его лицом голливудского актера высочайшего класса Грегори Пека давно надо сниматься в блокбастерах. Он для испанца немногословен, точен и скуп в мимике, категоричен в суждениях. Но главное, что удалось показать, творцам – внутреннюю трагедию Мануэля. Он знает, что по возрасту ему никогда уже не судить финальный матч такого уровня, а он не скрывает, что желал этого страстно. Что важнее: собственная мечта или участие твоей национальной сборной в финале и ее победа? Создателям ленты удалось донести до зрителя, как Мехуто укорачивает свои личные порывы. То, как показаны характеры героев – одно из главных достижений этого фильма.

Сопереживание. Весь режиссерско-операторско-сценарный инструментарий творцов выстроен, чтобы зритель сопереживал героям. Футбольные арбитры с их вечными ошибками (будем считать, всегда искренними) – особый тип героев. Очень «любимый» футбольными болельщиками. Но те, кто смотрели фильм, смотрели не предвзято, поняли, что важнее не эти ошибки, а как сами арбитры борются с ними. Не очень верится, что зрителю вовсю прониклись «Стокгольмским синдромом», но сопереживали – точно.

ДОРОГА ЛОЖКА К ОБЕДУ

Нельзя сказать, что все эпизоды картины на высшем уровне. В художественном плане не дотянуты моменты, показывающие процесс назначение на следующие матчи, они скорее сняты информационно-нейтрально, как для сюжета в новостях. А ведь арбитры на таких назначениях волнуются не меньше студентов на экзаменах. Есть небольшие вопросы и к предэфирной подготовке «Арбитров» на нашем ТВ, в частности, к качеству перевода и титров. Но это уже другая тема.

Главный вывод: телеканал «Футбол» сделал очень хороший подарок украинскому телезрителю в преддверии открытия Евро – 2012, а его директор Александр Денисов себе лично, поставив премьерный показ в свой день рождения. С обоими событиями и поздравляем Сашу!