Персоны

Интервью

Вачиберадзе: «Нисколько не жалею, что принял решение уйти из «Шахтера»

2017-04-04 15:53

21-летний Бека Вачиберадзе – один из лидеров нынешней украинской молодежки. В команду Александра Головко полузащитник приезжает в статусе легионера. Вот уже два года он является игроком севильского «Бетиса». Впрочем, с испанской карьерой у Беки все сложно. Когда он переходил в стан андалузцев в статусе финалиста Юношеской лиги чемпионов, уроженца Грузии называли будущим клуба, теперь же он вынужден поддерживать форму самостоятельно, чтобы летом точно покинуть «Бетис». Здесь его не видят даже в заявке команды. Этой весной сборная Украины – единственная команда, где он может играть.

– Я всегда с большим удовольствием приезжаю в сборную, очень раз здесь всех видеть, мы давно не виделись, и друг по другу очень соскучились. Есть о чем поговорить, атмосфера в команде всегда хорошая, – рассказал Бека. – Да, у меня не было игровой практики перед матчами сборной, но я был физически готов, поэтому нагрузки здесь не были для меня сложными. Я же постоянно тренируюсь, самостоятельно поддерживаю форму, так что все нормально было.

– Что же все-таки произошло у вас в клубе, если вас исключили из заявки «Бетиса Б»?
– Во-первых, в клубе поменялось руководство, и в первую очередь, президент, спортивный директор, также пришел новый тренер. Я еще летом понял, что на меня не рассчитывают, хотел уйти, у меня были предложения, но меня просто не отпустили.

– Вы говорили, что у вас был конфликт с одним из руководителей клуба, в чем он выражался?
– Да, действительно так и было. Я не хочу называть имена, но видимо, я не понравился одному из менеджеров. Как только я перешел в клуб, мне непонятно сколько времени делали документы, практически 4 месяца, а без них я не мог играть. Открытого конфликта, конечно, не было, просто мелочи, в которых выражалось отношение ко мне.

– Возможно, недопонимание появилось из-за того, что вам было сложно адаптироваться в новой стране, в клубе?
– Мне было тяжело в начале. В бытовом плане клуб практически не помогал. Мы сами искали жилье, обустраивались. Думаю, для любого игрока, который меняет клуб, не просто сразу привыкнуть и к новой стране, и к новым требованиям. Но я быстро влился в коллектив, потом полгода играл, а потом все в клубе поменялось, пришли новые люди, и я больше не попадал даже в заявку.

– Вы уже подыскиваете себе новый клуб?
– Я знаю, что ко мне есть интерес, это самое главное, поэтому мы будем вести переговоры, все это будет только летом, когда откроется трансферное окно. Мой агент говорил об интерес нескольких клубов в Европе. Останусь ли в Испании? Пока не хочу об этом говорить.

– В Украину не хотели бы вернуться?
– Нет, об этом я даже не думаю. Я нисколько не жалею, что принял решение уйти из «Шахтера» и продолжить карьеру в Европе. Я думаю, любой футболист мечтает о том, чтобы поиграть в хорошем европейском клубе. Да, я переехал в «Бетис» рано, в 19 лет, но это опыт, который я бы иначе не смог получить. И понимание того, к чему нужно быть готовым, точно поможет мне в будущем.

– Как вы изменились эти два года в Испании?
– Здесь все совсем по-другому, чем в Украине: и в футболе, в подходе, в тренировках, и в жизни, у людей совсем другой менталитет. Все здесь очень спокойные, никто никуда не спешит, и темп жизни спокойный. Сложно объяснить это, но я думаю, что я повзрослел. Этот период многое дал мне для дальнейшего будущего.

– Вы уже заговорили по-испански?
– Ну, кое-что сказать могу. Мне, конечно, в клубе не говорили выучить язык за два месяца. Но практически каждый день спрашивали, что я уже знаю. Со мной уже с первых дней все старались говорить по-испански. Потому что чем лучше футболист понимает испанский, тем легче он воспринимает требования тренера. В этом плане все были настроены серьезно. Мне клуб нанял учительницу, с которой мы занимались. А потом я выходил с урока, а меня могли позвать, спросить, что я уже выучил, как воспринимаю на слух.

– C партнерами быстро нашли общий язык?
– Да, никаких проблем не было. Все хорошие ребята. Мы ближе всего общались с Даном Ожогом, он молдаван, и понимает по-русски, поэтому в каких-то моментах он мне помогал.

– За встречи с Марьяном Шведом штрафовали?
– Ну, не штрафовали, конечно, но постоянно говорили, чтобы мы вместе по центру не гуляли, где много людей. Чтобы нас вместе не видели. Но увидится мы, конечно, могли.

– А вообще вы платили штрафы в «Бетисе»?
– Здесь есть система штрафов, и за опоздание, и за лишний вес. Я платил за вес. Здесь штрафуют уже за лишние 400 грамм, а у меня было около килограмма больше нормы. Много ли заплатил? Ну, нормально так.

– Как в клубе восприняли историю с Романом Зозулей? Вас спрашивали, что же произошло?
– Если честно, для меня до сих пор не понятно, как так могло случиться. Просто дикая история, которую выдумали фаны «Райо Вальекано». Конечно, в клубе все его поддерживают, все понимают, что он за человек, и что он делает для Украины.

– Вы помогали Роману обустраиваться в Севилье?
– Да, немного. До того, как он приехал, мы не были знакомы. Но потом я показывал ему город, мы много общались, кушали вместе. Когда он только приехал, мы виделись практически каждый день. Сейчас уже не так часто общаемся.

– Вы говорили, что у вас было предложение выступать за сборную Грузии, но вы отказались, почему?
– Да, это действительно так. Я с 16 лет играю за разные сборные Украины, и ничего не хочется менять. Я стремлюсь к тому, чтобы сыграть за национальную сборную Украины. Для этого мне нужно больше работать и расти.

– Так случилось, что на матч против Хорватии в сборную позвали ваших лучших друзей по «Шахтеру»: Коваленко, Зинченко, Матвиенко. Общаетесь с ребятами?
– Конечно, я за них рад. Мы часто общаемся, переписываемся. С Витей Коваленко мы знакомы с 15 лет. Еще когда я играл за «Черноморец» и нас впервые вызвали в сборную, мы с ним вместе жили в одной комнате. И с тех пор на протяжении 4 лет мы постоянно старались жить вместе на сборах, на выездных играх. Я всегда рад видеть ребят.

– С вами кто-то общался из представителей штаба Андрея Шевченко?
– Нет, пока никто со мной не разговаривал.

sport.ua