Персоны

Интервью

«Повторить Лобановского? Он был уникальный во всех отношениях»

Сегодня легендарному тренеру Валерию Лобановскому исполнилось бы 79 лет. Четыре года назад воспоминаниями о Мэтре поделился заслуженный тренер Украины Евгений Котельников, которому довелось и поиграть вместе с Лобановским, и поработать под его началом.

Валерий НОВОБРАНЕЦ

2018-01-06 14:19

О том, как Лобановский работал тренером, на­писано немало анали­тических материалов. Сам Валерий Васильевич в своей книге «Бесконечный матч…»  не только рассказал о своей тренерской концеп­ции, но и предсказал пути развития футбола. Четыре года назад журналист газеты «Коман­да» обратился с просьбой вспомнить юные годы легендарного наставника к человеку, который постигал футбольные азы в одной с ним команде. Заслуженный тренер Украины Евгений Петрович Котельников был капитаном юношеской сборной Киева 1939 года рождения, которая в 1957-м году стала чемпионом Украины. В той команде под но­мером 10 играл и Валерий Лобановский. Спустя много лет судьба снова свела этих неординарных людей: Вале­рий Васильевич был глав­ным тренером  Динамо, а Евгений Петрович руково­дил департаментом футбола столичного клуба. К сожалению, совсем недавно Евгения Котельникова не стало. Но четыре года назад Евгений Петрович не без удовольствия вспоминал о своих и Валерия Васильевича молодых годах, проведенных на легендарной киевской Сталинке…

– Евгений Петрович, прежде чем мы поговорим о вашей с Валерием Васи­льевичем молодости, да­вайте вспомним о вашем послевоенном детстве. В одном из интервью вы, к примеру, рассказывали, что записались на футбол с… чекушкой водки в кар­мане. Дед отправил вас в магазин, чтобы дополнить антураж праздничного воскресного завтрака, но возвращаясь назад, вы встретили знакомых ре­бят, которые шли на про­смотр в футбольную сек­цию, и не смогли не пойти с ними, даже понимая неотвратимость наказания за невыполнение  боево­го  задания деда. Знаю, что из всей компании отбор прошли только вы, но история умалчивает о том, что было, когда вы верну­лись домой…
– Действительно, футбол тогда был очень популярен и занимал все наше свободное время. Тот, кто хорошо играл, пользовался авторитетом не только среди ровесников, но и среди старших ре бят. Стоит ли говорить, каким я был счастливым, когда в 10-летнем возрасте прошел от­бор в футбольную школу Ди­намо? Ну а дома, конечно, мне досталось – и дело не в бутылке, а в том, что уйдя в магазин около 10-ти часов утра, вернулся домой только в пять, заставив родных изрядно поволноваться.

– Когда вы впервые пе­ресеклись с Валерием Лобановским?
– Дело в том, что мы с Ва­лерой выросли на Сталинке – был такой район в Киеве, где сейчас находится автовок­зал. И еще до личного знаком­ства я знал о нем, он, как по­том выяснилось, – обо мне. Ведь мы оба играли в футбол, в конце концов, оба были ры­жие (улыбается). А близко мы познакомились, уже когда он перешел в нашу юношескую команду  Динамо, которую тренировал Николай Федорович Фоминых, ведь первые свои футбольные годы Лоба­новский провел в детской спортивной школе №1 Киевского городского отдела на­родного образования.

– Какое первое впечат­ление произвел на вас Лобановский-футболист?
– Поначалу – вроде ниче­го особенного. Тогда ведь как было? Летом ребята играли в футбол, а зимой – в хоккей или занимались другими ви­дами спорта. Я, к примеру, ходил в секцию борьбы. Так вот, уже после первого зимне­го перерыва Валера поразил нас своим прогрессом во вла­дении мячом. Как потом вы­яснилось, он всю зиму в кори­доре своей квартиры жонглировал мячом и, стоит отме­тить, добился в этом немалых успехов. Можно, конечно, посочувствовать его родителям и соседям, но когда мы весной встретились, он владел мячом на высшем уровне.

К слову, родители у Валеры были обычные люди, и они, как и, к примеру, мои род­ственники, тогда и предста­вить не могли, что футбол может стать делом всей жиз­ни – к этой игре тогда взрос­лые преимущественно отно­сились как к дворовому, бо­сяцкому, увлечению, не более. К тому же Лобановский хоро­шо учился, окончил школу с серебряной медалью, и роди­тели связывали его будущее исключительно с наукой, по­этому Валера поступил в Ки­евский политехнический ин­ститут. К слову, его старший брат также был инженером и добился заметных успехов на научном поприще.

– Кстати, в некоторых материалах доводилось чи­тать, что Валерий Лобанов­ский окончил Киевский по­литех, но на самом деле он ведь получил диплом инженера-теплотехника в Одессе?
– Действительно, когда Валера попал в основной со­став Динамо, ему сложно было совмещать футбол и за­нятия в институте, к которым он относился очень ответ­ственно. Несколько раз он прерывал учебу, брал акаде­мический отпуск, а когда ока­зался в Черноморце, то пе­ревелся в Одесский политех на заочное отделение и уже там получил диплом.

– И сейчас у многих игроков есть прозвище. А как называли на поле Лоба­новского?
– Рыжий.

– А как же вы? Вы ведь тоже были из этой катего­рии.
– Валера был намного ры­жее (улыбается). Необыкно­венно рыжий!

– Что бы вы сейчас, спу­стя годы, отметили в Лобановском-футболисте того времени?
– Необыкновенную к любовь к футболу! Вопреки желанию родителей, обстоятельствам и к счастью для нас всех, футбол по­бедил все и стал смыслом его жизни. Признаюсь, в нашем тогдашнем представлении такое отношение к футболу даже давало нам повод ду­мать, что он немножко су­масшедший, но Валеру это не смущало. К примеру, мы приходили на танцы. Сбрасывались, покупали вино, угощали девчонок. В общем, пили все! Кроме Валерки Лобановского, который в моло­дости был просто фанатич­ным режимщиком.

Любовь к футболу крас­ной нитью прошла через всю жизнь Лобановского, и умер он, по сути, на тренерской скамье. Но надо отметить, что и свои способности инженера Васильевич использовал и попытался управлять футболом, разло­жив его на математические составляющие. Справедливости ради стоит сказать, что он, практически добив­шись совершенств а в тренировочном процессе, очень близко подошел к тому, что­бы полностью управлять и самой игрой, но все же пере­шагнуть грань, за которой такой творческий процесс, как игра в футбол, превра­тился бы в чисто техниче­скую операцию, не сумел. Но это не дано сделать никому, и во многом благодаря это­му футбол пользуется такой огромной популярностью.

– Статистика говорит о том, что в 1957 году в фина­ле первенства УССР среди юношей четвертый гол с пенальти за сборную Киева забил Валерий Лобанов­ский. Вы были капитаном команды, почему не вы, к примеру, исполнили тот удар? Счет-то на тот мо­мент был 3:0…
– Я говорил, что Валера всю зиму тренировался с мя­чом, и из-за его хорошей техники все стандарты стал ис­полнять именно он.

– То, что Лобановский много голов забивал пря­мым ударом с углового, – легенда?
– Нет, правда. Этот удар у него хорошо получался. Ле­генда скорее в том, что Валера рассчитал его по формулам в политехе. Просто он хорошо освоил его технически и здо­рово выполнял еще в юноше­ской команде. Оставался по­сле тренировок и оттачивал свой крученый удар, впослед­ствии получивший название «сухой лист».

– Говорят, идеальных футболистов не бывает. Уверен, Валерий Лобановский в молодые годы тоже имел недостатки.
– На фоне отменной тех­нической готовности Валера не хотел выполнять черновую работу. Он считал, что отбо­ры, перехваты, возвращение в защиту – это не его обязан­ности. Его дело – футбольное творчество. Согласись, это режет слух, но так было. И лишь спустя годы, став тренером, Валерий Васильевич пе­реосмыслил свою позицию в этом вопросе. Хотя Динамо Лобановский как игрок поки­нул именно из-за несогласия со своей ролью на поле. К примеру,  Валет  Трояновский говорил: «Мое дело – ото­брать мяч и отдать прямо в ноги Рыжему. А там уже пусть занимается обводкой». А ког­да требования тренерского штаба изменились, Валера не согласился с Виктором Масловым, возглавлявшим Ди­намо, и вынужден был уйти из команды. Но спустя много лет признал правоту наставника в отношении Лобановского-игрока.

Кстати, в нашей юноше­ской команде таких свобод­ных художников на левом фланге было двое – Валерка Лобановский (инсайд) и Валя Рабинович (крайний). По­следний, к примеру, мог обвести полкоманды, проткнуть вратарю мяч между ног, но при этом не забить. Однажды мы играли в Кишиневе, счет 0:0. Валька накрутил полко­манды, обыграл в своем стиле кипера, но мяч не попал в во­рота, остановившись на ли­нии. Валька даже засмеялся от своих действий. В переры­ве Фоминых говорит:  Ко­тельников, Лобановский, Ра­бинович (всего человек пять), зайдите в душевую . Я поду­мал, что для важного разгово­ра, но только закрылась дверь, Николай Федорович зарядил Вальке в челюсть. Тот, оказав­шись на пятой точке, сразу сказал: «Тренер, я все понял!» А я, признаться, поначалу ни­чего не понял… Вот такая бы­ла педагогика. К слову, тот непростой матч мы выиграли со счетом 1:0, и гол забил… Рабинович.

– У вас как у человека, знавшего Валерия Василье­вича практически всю его жизнь, не могу не спросить вот о чем. После его смерти много говорили о преем­ственности, учениках и т.д. Как вы думаете, это оправ­данно?
– Повторить Лобановского невозможно! Это был уни­кальный человек во всех от­ношениях! В нем соединялись талант тренера, высочайшие организаторские способно­сти, интеллект… А каким он был психологом? Вот, к при­меру, он мог выгнать с трени­ровки ведущего игрока – по разным причинам. А впереди ключевой поединок. Как быть? Попросить футболиста вернуться? Исключено! Не поставить в состав? А как же результат? Валерий Василье­вич вызывал к себе самых ав­торитетных подчиненных, и те уже после беседы с ним формировали как бы коллективное мнение и вынуждали своего наказанного товари­ща, ничего не подозревающе­го о ходах наставника, обра­щаться к тренеру с извинени­ями и просьбой вернуть в со­став. Излишне говорить, что получивший такую амнистию игрок из кожи вон лез, чтобы оправдать доверие.

zbirna.com