Персоны

Интервью

Шевченко: «Наше поколение умело терпеть»

Главный тренер сборной Украины рассказал о самом удачном отборе в истории главной команды страны, своем единственном участии в чемпионате мира, самых удобных партнерах и самом сложном матче в качестве наставника.

Михаил СПИВАКОВСКИЙ

2018-04-27 12:46

ПРИ БЛОХИНЕ НИКТО НЕ ТЯНУЛ ОДЕЯЛО НА СЕБЯ

– Через месяц с небольшим стартует чемпионат мира, на котором, к сожалению, не будет сборной Украины. Чем запомнился вам собственный опыт участия в турнире такого уровня?
– На немецкий мундиаль в 2006-м я приехал, мягко говоря, в не самом лучшем состоянии. 

– Если не ошибаюсь, у вас была незалеченная травма левого колена, полученная в матче серии А с «Пармой»?
– Да. Поначалу врачи опасались разрыва связок и неизбежной операции. Но, к счастью, оказалось, что я отделался сильным растяжением. Тем не менее, в расположение сборной я приехал, по сути, травмированным – и вышел на поле без единой полноценной тренировки. 

– Тренеры вспоминали, что, скажем, в матче с испанцами второму форварду нашей команды Андрею Воронину приходилось брать на себя часть ваших оборонительных обязанностей – например, отходить в глубину, чтобы не давать развивать атаки опорникам соперника.
– В первых играх турнира ребятам действительно приходилось компенсировать мое не лучшее физическое состояние. Но затем, когда я немного набрал форму, эта ситуация сбалансировалась. 

– В отборочном цикле ЧМ-2006 вы вышли из очень сложной группы, обогнав чемпиона Европы Грецию, третью команду предыдущего чемпионата мира Турцию, а также очень крепкую Данию. За счет чего максимальная задача, поставленная штабом Олега Блохина, стала явью?
– У нас был отличный коллектив не просто сильных футболистов, но и единомышленников. Все трудности мы проходили вместе, помогая друг другу безо всякого перетягивания одеяла. Как результат – много хороших матчей, среди которых особняком стояли выездные встречи в Турции и Греции.

Что помогло нам побеждать? Строгое выполнение установок, четкое разделение обязанностей, когда каждый знал свой маневр. И, конечно, мы умели терпеть. Помните игру в Афинах, выигранную со счетом 1:0? Мы терпели, стиснув зубы – и ждали своего главного шанса. А потом Андрей Гусин, царствие ему небесное, убежал с центра поля и забил.

– Этот гол – символ того отбора? 
– Один из них. А еще перед глазами почему-то стоит мяч Воронина в киевском матче с Данией, в котором я не мог принимать участие. Очень важный гол! Может быть, вообще, самый важный из тех, что Андрей забивал в сборной. 

ЕСТЬ КАЧЕСТВО, В КОТОРОМ ВОРОНИН СИЛЬНЕЕ МЕНЯ

– Вы с Ворониным – прирожденные форварды. А форвард должен быть эгоистом. Тяжело ли было найти общий язык на поле? 
– С Андреем мне было очень просто, потому что у нас было четкое распределение ролей. Он ведь в сборной не играл как чистый форвард – действовал в оттяжке. Мы все знали, что как команда должны исполнить много черновой работы, но все атакующие обязанности, как правило, лежали именно на нас.

Андрей справлялся очень хорошо: если нужно, всегда помогал в отборе и при этом был интересен и изобретателен в атаке.

– Можете назвать одно качество, в котором Воронин был сильнее вас?
– Конечно. В рассказывании анекдотов. (Смеется). Но если серьезно, у него было много достоинств: он был техничный, физически сильный игрок, легко находивший возможности приема мяча между линиями и неплохо видевший поле. Никогда не злился на него за какое-то неправильное решение – только за его острый язык. (Улыбается). 

– И у вас, и у Воронина были эпизоды в матчах за сборную, когда вас меняли по ходу игры. Помнится, вы с Андреем Балем лично успокаивали партнера в спонтанной перепалке с Блохиным…
– Это разочарованность, которая прорывается наружу, если у футболиста что-то не получается на поле. А тогда во Львове была ситуация, когда я останавливал Воронина, потому что четко понимал, что он пожалеет об этой ситуации. Вместе с тем, все понимали, что Андрей находится в состоянии аффекта, и что в душе он – человек очень хороший.

Я как товарищ и друг остановил его, имея возможности личного влияния на партнера, и попытался направить его в нужное русло. До сих пор считаю, что такие эмоции лучше выплескивать, а не копить в себе. Это касается и тренеров, и игроков. 

– Однажды на открытой тренировке на глазах журналистов Гусин и Воронин схлестнулись так, что искры летали! Показалось, что только присутствие посторонних помогло избежать драки…  
– Ну что вы! Это абсолютно нормальная игровая ситуация на тренировке, когда никто не хочет убирать ногу и обоих переполняют эмоции. Однако такие вещи никогда ни во что не перетекали. Тем более когда речь идет о таких компанейских людях как два Андрея. У них-то точно все и начнется, и вскоре закончится прямо на поле.  

– Чем вы с партнерами по сборной занимались в свободное время?
– Активные азартные игры. Теннис, бильярд… 

– Слышал, вы очень хорошо играли на бильярде… Ну а классический среди футболистов карточный «джокер»?
– Было дело. Хотя мы чаще играли в «дурачка»: резались один на один компанией в пять-шесть человек. Вот, кстати, Воронин в карты играл отлично.

– Если создавать хит-парад самых удобных партнеров, кого назовете в первых рядах?
– Сергея Реброва, Андреа Пирло, Кака и, конечно, Валентина Белькевича.

КОРОНАЦИЮ «ОЛИМПИЙСКОГО» ПРОПУСТИТЬ НЕ МОГУ

– Можно ли сказать, что в роли главного тренера сборной самой волнительной была для вас первая игра – 5 сентября 2016 года против Исландии?
– Возможно, вы правы. Мало того, что это был мой дебют в столь ответственной должности, так ведь мы еще и проводили встречу при пустых трибунах (УЕФА наказал ФФУ за беспорядки на трибунах «Арены Львов» во время матча против Сан-Марино. – Прим. М.С.). Обстановка была довольно тягостной. В конце концов, мы играем в футбол ради зрителей. Без них – совсем не те ощущения. 

– Феномен Бессарабских ворот – миф или статистика?
– Думаю, и то, и другое. Не просто так ведь возникло убеждение, что именно в те ворота Республиканского тогда еще стадиона хозяйская команда забивает чаще. Наверное, такая закономерность в какой-то период была выведена болельщиками.

Оттуда уже и миф, который с удовольствием поддерживался десятилетиями. Потому что мы все любим мифы. И это тоже часть футбольной культуры.

– В какой-то степени в главных вехах ваша карьера повторяет путь Блохина – «Динамо», бомбардирские титулы, победа в еврокубках, «Золотой мяч», пост тренера сборной… Как игрока Олега Владимировича помните? 
– Разумеется. Он, Буряк, Заваров, Беланов – главные кумиры моего детства. Отлично помню прощальный матч Блохина, на котором я присутствовал, и, конечно же, прекрасную песню в исполнении Тамары Гвердцители «Виват, король!», звучавшую на Республиканском в тот вечер.

Помню свои ощущения уходящей эпохи – и надежды на то, что нам, новому поколению динамовцев, удастся подхватить эстафету. 

– 26 мая на стадионе, которые вы вправе считать родным, состоится финальный матч Лиги чемпионов. Что это событие означает для НСК «Олимпийский»?
– Коронация! Иначе не скажешь. На этой арене было сыграно много великолепных матчей, включая финал Euro-2012, но решающая встреча самого престижного из еврокубков придаст ей совершенно иной статус. 

– А вы уже обзавелись билетиком?
– Ну, может быть, за старые заслуги меня пропустят бесплатно? (Улыбается). Шучу. Конечно же, я там буду – в качестве амбассадора Лиги чемпионов УЕФА…

sport-express.ua