Персоны

Истории

Не футболом единым

Повесив бутсы на гвоздь, игроки часто сталкиваются с тем, что не могут себя найти в повседневной жизни. Деньги футболистам платят немалые, но не всем удается их удачно инвестировать, вдобавок многие настолько устают от футбола, что хотят отдалиться от него как можно дальше и не готовы заниматься тренерской работой. Мы собрали истории бывших футболистов английской Премьер-лиги разных лет с достаточно неординарными занятиями после завершения игровой карьеры.

Сергей БАБАРИКА, Fapl.ru

2020-03-20 11:45

ТАЛАНТЛИВЫЙ МИСТЕР РИПЛИ

Есть стереотип о том, что футболисты – в большинстве своем недалекие люди, которым сложно реализовать себя в других сферах деятельности из-за серьезных пробелов в образовании. Возник он не на ровном месте, но, как и в случае с любым стереотипом, есть исключения из правил. Знакомьтесь: Стюарт Рипли, бывший вингер «Мидлсбро» и чемпионского «Блэкберна»-95, совсем небесталанный футболист, бывший на виду в Премьер-лиге, а сейчас – квалифицированный адвокат, будущий преподаватель права. Как оказалось, таланты его не ограничиваются футбольным полем.

«Единственное, что я точно знал, когда завершил карьеру – что я хочу поступить в университет. У меня были хорошие отметки в школе, но в 16 лет я подписал профессиональный контракт с «Мидлсбро», так что вариант с университетом отпал сам собой. Я попал в первую команду в 17 лет, и жизнь позаботилась обо мне. Я выиграл Премьер-лигу и представлял свою страну, но когда вышел на пенсию в 34 года, я почувствовал, что было упущено много возможностей из-за того, что я не попал в университет.

В общем, после некоторого перерыва я поступил в Университет Центрального Ланкашира. Моим первым намерением была степень по иностранным языкам, но это означало провести год заграницей, а я домосед, да и в то время мои дети еще учились в школе. Так что я выбрал комбинированный курс – французский, криминология и право.

Я ходил на лекции по праву и наслаждался этим. На том этапе у меня не было намерения стать адвокатом. После получения степени я получил сертификат аспиранта, а затем заключил годичный контракт с фирмой «Брабнерс» в Манчестере. Я провел два года в разных отделах – нужно было найти свое призвание. После того, как я получил квалификацию, я стал работать в отделе спортивного права. Я, вероятно, узнал больше о футболе как о бизнесе за первые шесть месяцев, чем за все время, что провел на поле. Когда вы профессиональный игрок, вы отстранены от реального мира, по крайней мере – до тех пор, пока ваш контракт не истечет.

Я ушел из «Брабнерс» в 2013 году. Работая с ними, я получил доступ к футбольным клубам, к молодым игрокам и их агентам и так далее. Игрокам стоит лучше понимать работу агента. Мне нравилось общаться с молодыми игроками и составлять портфолио для будущих лекций. Футбол – не настоящая жизнь, и если вы отойдете от него, узнаете другую точку зрения и другое понимание вещей. Ритм вашей жизни полностью меняется. Когда вы играете, у вас есть два потенциальных максимума на протяжении недели, с огромным выбросом адреналина. Когда вы выходите на пенсию, это очень трудно заменить. Вы должны найти другую цель в жизни».

Кроме получения степени по праву, Стюарт Рипли после завершения карьеры основал клинику физиотерапии и спортивных травм, занимающуюся в первую очередь регбийными травмами. Также он стал членом Судебной коллегии FA по рассмотрению дел, связанных с допингом, агентской деятельностью и дискриминацией в спорте. Его сын Коннор Рипли – резервный голкипер клуба «Престон Норт Энд».

ИЗ ВРАТАРЕЙ – В КУРЬЕРЫ

Найджел Спинк – заметная фигура английского вратарского цеха 80-х и 90-х, обладатель Кубка чемпионов с «Астон Виллой», игравший на профессиональном уровне до 42 лет. Сейчас он устал от футбола и наслаждается работой курьера в фирме, которую создал вместе со своим товарищем.

«Я провел 23 года в качестве игрока в английской лиге, 20 из них – в высшем дивизионе, в основном в составе «Астон Виллы». В 2000 году, когда мне было 42 года, я еще хотел поиграть после ухода из «Миллуолла», потому отправился в любительский клуб «Форест Грин Роверс». Примерно через 10 матчей после этого они уволили менеджера и предложили нам с моим товарищем по «Вилле» Дэйвом Нортоном занять вакантное место. Мне было слишком сложно совмещать игру и должность менеджера, потому я завершил карьеру игрока. Я оставался менеджером «Форест Грин» 18 месяцев, а затем присоединился к тренерскому штабу Стива Брюса и работал тренером вратарей в «Бирмингеме», «Уигане» и «Сандерленде».

Когда весь тренерский штаб получил отставку в «Сандерленде», мы с моим другом Полом Мунро сняли фургон, чтобы забрать вещи и мебель из арендованной квартиры и доставить все в семейный дом в Вест-Мидлендсе. Мы проезжали по автостраде с забитым под завязку фургоном, и я думал: «Хм, это неплохо». Пол искал альтернативную работу, поэтому через полгода мы основали свою службу доставки C&M Couriers. Тем временем я получил работу в «Бристоль Сити», которая продлилась несколько лет, но все завершилось естественным образом. Я был готов завязать с футболом – он становился очень требовательным. Если вы попадаете в Премьер-лигу, то получаете финансовую выгоду от того, что работаете семь дней в неделю. Но если вы работаете в клубе Чемпионшипа или дивизионом ниже, все не так привлекательно, а работы – не меньше. Я перестал наслаждаться этим и не стал себе врать.

С тех пор, как я начал водить фургон, это мне нравится. Мы ездим по всей стране, доставляя грузы куда угодно. На этой неделе я был в Бервике, Глазго, Абердине, Корнуолле, Кенте. Доставил поддон с яйцами в Кардифф, детали для ветряной электростанции в Шотландию. Мы доставляем все, что помещается в нашем фургоне.

Наша награда – возможность добиться успеха в бизнесе. А еще я люблю водить. Мы ездили по очереди на «Мерседесе» Стива Брюса, когда работали в «Сандерленде», и несколько раз в неделю наведывались домой в Бирмингем. Мне действительно нравится встречаться с людьми, которые загружают или разгружают нас, – обычными людьми, далекими от мира футбола. Меня узнают довольно часто, особенно в Вест Мидлендсе. Это нормально. Люди хотят поговорить о футболе и спрашивают о моей карьере. Они не понимают, почему я больше не хочу быть причастным к игре. Но это нормально – я понимаю, что им этого не понять».

НЕУДАЧНАЯ СДЕЛКА МАРКА УОРДА

Проблема футболистов после завершения карьеры не только в том, чтобы найти себе занятие по душе, но и в том, чтобы правильно инвестировать деньги. Вингер «Эвертона» Марк Уорд в этом отношении – не лучший пример. Полузащитник не только не смог сохранить какие-то сбережения на момент завершения карьеры, но и принял очень неудачное решение для получения «пассивного дохода».

«Когда я покинул «Эвертон» в 1994 году, то присоединился к «Бирмингему» в качестве играющего тренера. Мы выиграли титул во втором дивизионе в первый же год. Но я не смог найти общий язык с менеджером Барри Фраем и ушел. Вы всегда думаете, что можете получить другую работу, но в моем случае с этим возникли проблемы.

Хотел бы я быть более подкованным. Я не заботился о своих деньгах должным образом, и вопрос моего падения был делом времени. Если бы я играл несколькими годами позже, я бы стал миллионером. По моему лучшему контракту я зарабатывал 2000 фунтов в неделю. После уплаты 40% налога, оставалось всего 1200 фунтов. Когда вы ведете образ жизни человека с большим домом, машиной и регулярными посещениями вечеринок, это не так уж много. И когда у вас заканчиваются деньги, вы все равно пытаетесь жить этой жизнью.

Я допустил ошибку и потерпел фиаско. Я сдал в аренду свое имущество, хотя и знал, что оно будет использовано в качестве хранилища чего-то незаконного – возможно, наркотиков. Это было ужасное решение. То, что полиция нашла – четыре килограмма кокаина – не было моим. Но я не мог раскрыть информацию о том, кто арендовал мою собственность из-за риска последствий для своих близких, поэтому мне пришлось взять вину на себя. И все последствия своего решения.

Я получил восемь лет и отбыл половину срока. Первый год в тюрьме Уолтон был ужасным. Время тянулось медленно, было много насилия и самоубийств. Трудно было оставаться неузнаваемым, и я предполагал, что это приведет к конфронтации. Но в первое утро я проснулся и увидел кучу вкусной еды, чай, кофе, принадлежности для бритья. В Уолтоне было много болельщиков «Эвертона». Я старался использовать время с максимальной пользой: изучал спортивную науку, посещал различные курсы по психологии, организовывал занятия в спортзале, писал книгу.

Уже шесть лет я на свободе. В этом мире не так уж много людей, готовых дать вам второй шанс, особенно в футболе, но «Вест Хэм» приветствовал меня с распростертыми объятиями. Я работаю там в роли посла несколько раз за сезон. Я надеюсь в будущем поработать с XPro – организацией футболистов, которая присматривает за игроками, пережившими трудные времена. В тюрьме 144 бывших футболиста, и 120 из них там – из-за наркотиков.

Я время от времени выступаю после ужина. Работаю на стройках, водителем, но хочу получить постоянную работу».

ПОЛИЦЕЙСКИЙ ИЗ АЛКМААРА

Если Марк Уорд оказался в местах, не столь отдаленных, то Арьян Де Зеув, капитан «Уигана» и «Портсмута», пошел в противоположном направлении. Сейчас он – полицейский детектив в Алкмааре.

«Я учился в университете на медицинском факультете, но после первых нескольких лет, в 25, я получил возможность уехать играть в Англию. Я думал, что поеду туда, поиграю несколько лет и вернусь домой, чтобы стать доктором. Но мне так понравилось там, что вернулся я только через 13 лет, после того, как поиграл за «Барнсли», «Уиган», «Портсмут» и «Ковентри». Страсть к игре в Англии была намного больше, чем в Нидерландах. И то, что я был капитаном в разных командах, было для меня особенным, как для иностранца.

Мне было трудно возобновить медицинское обучение снова. Оставалось еще семь или восемь лет учебы, и это меня пугало. Мне было 39 лет, и в таком возрасте учиться так долго уже сложно. Потом я услышал о возможности стать детективом полиции. Я думал об этом долго. У меня уже была смена карьеры. Почему не попробовать снова?

Всегда хотел, чтобы мир был более справедливым. Всегда хотел поощрять людей к тому, чтобы они ладили друг с другом – это, вероятно, объясняет то, что я был капитаном в многих командах. До того, как я стал футболистом у меня было прозвище «Миротворец».

Сначала я занимался кражами, грабежами и случаями торговли людьми. В будущем я смогу заниматься убийствами и похищениями людей. Я склоняюсь к криминалистике. Меня однажды узнали на работе. Мы допрашивали подозреваемого в многочисленных кражах и он сказал: «Я знаю тебя – ты долго играл в Англии». В общем, мы поговорили о футболе, а затем продолжили обсуждать преступления. Мое футбольное прошлое также помогает тем, что я готов к физическому контакту. Мы обучаемся справляться с экстремальными ситуациями, потому – я чувствую себя в этой роли довольно комфортно.

Я заработал приличные деньги в Англии. Лучшая зарплата у меня была, когда я играл в Премьер-лиге с «Уиганом», но это продлилось всего два года. Этого было достаточно, чтобы обеспечить себя до конца жизни, но я не хочу отдыхать на поле для гольфа. При этом я до сих пор не придумал для себя лучшей работы, чем быть профессиональным футболистом. В своей голове я хотел бы играть до 100 лет. В первые несколько лет я просыпался и каждое субботнее утро спрашивал себя: «С кем мы сегодня играем? О Боже, нет… Я уже не играю…»

КУПИТЬ МАШИНУ У ВИНГЕРА «МАНЧЕСТЕР СИТИ»

Полузащитник «Манчестер Сити» Джефф Уитли продает сейчас подержанные машины, но в свое время он считался очень перспективным игроком. Джефф, как и его старший брат Джим, – воспитанники академии Сити времен, когда «горожане» были лишены нынешнего гламура и перебивались с хлеба на воду в первом-втором дивизионе с эпизодическими заходами в Премьер-лигу.

«Когда я был в» Манчестер Сити», то очень много пил. Один приятель, прошедший реабилитацию, уговаривал меня остановиться: «Ты такой же, как и я. Брось пить, и твоя карьера пойдет на взлет». Я отшучивался – мол, доживу до твоих лет, брошу. Но, к сожалению, это случилось раньше, чем я предполагал, и мою карьеру футболиста уже невозможно было спасти – прохождение реабилитации стало одной из причин, почему я завязал с футболом в 30 лет, но к тому времени вопрос был уже не о карьере, а о нормальной жизни для меня и моей семьи.

Мой друг и его приятель по автомобильному бизнесу спросили: «Почему бы тебе не поработать на нас?» У меня никогда не было тренинга по продажам, и я должен был сидеть и слушать, учиться – много времени. Это было непросто, но мне пришлось через это пройти. Я не уважал деньги, когда был игроком, и это длилось очень долго. У меня семья, которую нужно поддерживать, и я не из тех, кто будет жить на пособие по безработице.

У меня сформировался собственный стиль работы с клиентами – не слишком жесткий. Просто в половине случаев я говорю с клиентами не о машинах, а о футболе. Время от времени у меня просят автограф. Бывает и так, что у меня покупают машины только для того, чтобы пообщаться о футболе. Многие узнают меня: «Я ведь знаю тебя, не так ли?» За этим вопросом обычно следует такая фраза от меня: «Если вы когда-то сталкивались со мной, когда я был в пьяном состоянии, то я прошу прощения. Если обидел вас в какой-либо форме…

Я не знаю, где я буду в будущем. Я получил тренерскую лицензию Pro и помогаю с тренировками молодых игроков в «Моркаме» (клуб Лиги 2). Я бы хотел вернуться в мир футбола, дать кому-то правильный совет. Я работаю с клиникой «Спортивный Шанс», которая помогала мне. Там я общаюсь с молодыми игроками. Не обязательно о выпивке и наркотиках. Есть масса других проблем, способных испортить карьеру игроку – сверстники, подружки, близкие люди, азартные игры…»

ПОЖАРНЫЙ ИЗ «АРСЕНАЛА»

Хорошо известны случаи, когда футболистами Премьер-лиги становились бывшие разнорабочие, строители (Чарли Остин), электрики (Стюарт Пирс) или работники супермаркетов. Гораздо реже случаются обратные примеры – когда после завершения карьеры бывшие футболисты АПЛ осваивают какую-то гражданскую профессию. Экс-защитник «Арсенала» Дэвид Хиллер, покинувший «Хайбери» с приходом Арсена Венгера после того, как в его крови были обнаружены следы марихуаны, – как раз редкий пример футболиста, который сумел реализовать себя в гражданской профессии.

«Я покинул «Бристоль Роверс» в 1992 году и не хотел больше проходить просмотры в возрасте 33 лет. Я уже не мог разжечь то, что у меня было в «Арсенале», где я выиграл чемпионат, Кубок Англии, Кубок лиги и Кубок европейских кубков, потому я решил просто откланяться и уйти. Я поиграл в 1999 году в клубе, который попал в администрацию («Портсмут») и был немного разочарован.

Мне определенно нужно было работать. У меня не было финансовых проблем, но я понимал, что деньги рано или поздно закончатся. Однажды мы слушали с женой радио, и я услышал, что в Бристоле набирают пожарных.

Я провалил три собеседования кряду. У меня просто не было такого опыта – я был футболистом, а за нами присматривают как за маленькими детьми. Я просто не понимал, что требуется, чтобы получить эту работу. Но я ее получил – с четвертой попытки.

Быть пожарным – командная работа. Мы едим вместе, выпиваем вместе, занимаемся в спортзале вместе. Это как быть футболистом, но с окладом на 100 штук в год меньше. Когда вы спасаете кому-то жизнь или оказываетесь в опасной ситуации, возникает адреналин. Это волнующе – вы заходите в комнату, где температура достигает 900 градусов, чтобы тушить огонь. Конечно, в профессии футболиста тоже хватает адреналина – особенно на профессиональном уровне, в большом клубе, сражающемся за трофеи. Но несмотря на то, что каждый раз, побеждая с «Арсеналом», я чувствовал ребяческий восторг, здесь немного иначе. Там победы не были нормой, но и не были чем-то экстраординарным.

Я вернул в свою жизнь адреналин и командный дух, в свободное время комментирую матчи «Арсенала» на клубном канале, а также работаю экспертом на телевидении. И в то же время я не пенсионер – у меня есть фантастическая работа».

По материалам THE GUARDIAN

fapl.ru