Турниры

Глобус

Решко: «Перед матчем с «Баварией» Лобановский сказал: «Ты должен повторить все движения Мюллера»

Сегодня исполняется 45 лет со дня легендарной победы «Динамо» над «Баварией» в Суперкубке Европы 1975 года.

2020-09-09 17:15

9 сентября состоялся первый матч в Мюнхене, в котором динамовцы оказались сильнее 1:0, благодаря чудо-голу Олега Блохина. Об этом матче мы поговорили с одним из участников - защитником Стефаном Решко:

– Конечно, такие события не забываются, ведь бывают только раз за всю жизнь целого поколения и всего советского и украинского футбола. После «Динамо» в нашей стране никто не смог повторить этого достижения. Поэтому и сегодня вспомнил о нашей победе в первом матче против «Баварии». Не верится, что прошло уже 45 лет, будто вчера все было.

– Странно, что матч такого масштаба не транслировался в Советском Союзе ни по телевидению, ни по радио...

– Да, действительно, не транслировался, и я знаю причины. Расценки на трансляции в то время были не такими, как сейчас. «Бавария» продала права на трансляцию матча местной немецкой телекомпании, и все другие желающие должны были заплатить 80 тысяч долларов, чтобы тоже иметь возможность транслировать наш поединок, и Советский Союз не заплатил. Но заплатили венгры, поэтому наш матч могли видеть только жители Закарпатья.

После матча мне звонили друзья и знакомые из Ужгорода и Мукачево и поздравляли с победой. У отца не было телевизора, так сосед через две улицы привез его, чтобы он смог посмотреть игру. Поскольку Чоп рядом, а до венгерской границы всего километров 20, можно было поймать трансляцию на обычную проволку, которая служила антенной. Поэтому все Закарпатье игру смотрело. Они понимали, что если мы победили на выезде, то дома победу уже не отпустим. На игре всегда присутствовал Щербицкий, и мы носились по полю, как бешеные (улыбается). Его называли «отцом» киевского «Динамо».

Еще помню, что на «Олимпийском» стадионе в Мюнхене было не так много зрителей – всего тысяч 35-40. И что мы подошли к матчу с кадровыми потерями: Мунтян, Матвиенко и Онищенко не смогли сыграть из-за травм, а Веремеев был дисквалифицирован. Немного перестроили игру во защите, играли Зуев, Дамин и Слободян, они не только ничего не испортили, но даже усилили нашу игру.

– В одном из интервью вы говорили, что из всех нападающих вам сложнее всего было играть против Герда Мюллера из «Баварии», почему?

– Важнейшим для меня был матч с «Баварией» за Суперкубок Европы, когда я действовал против Герда Мюллера – одного из лучших бомбардиров в истории футбола, которого называли «человек-гол». Сборной СССР он за три матча забил семь мячей: на открытии Олимпийского стадиона в Мюнхене (4:1), на чемпионате Европы 1972 (3:0, Мюллер забил 2 мяча) и в товарищеском матче перед чемпионатом мира в Москве в 1974 году (1:0). Против «Баварии» был важнейший матч, особая подготовка. Валерий Лобановский вызвал меня к себе, наставлял: «Тебя сегодня мяч не интересует, нужно повторить все движения Мюллера, быть его тенью. Если не забьет он, никто не забьет». У немцев, действительно, вся игра строилась через него, забивал просто из ничего. Тогда Валерий Васильевич добавил: «Мюллер на скамейку – и ты на скамейку». А журналисты потом переиначили: «Мюллер – в душ – и ты в душ. И почеши ему спинку». А еще был случай, когда у Лобановского спросили накануне игры с «Баварией»: «Как будете справляться с Мюллером?» На что он ответил: «У нас есть свой Штирлиц на их Мюллера».

– И как, удалось нейтрализовать его?

– Да, Блохин тогда забил супергол, который в Европе затем два года крутили. У меня даже осталось фото с того матча в журнале Kicker: Мюллер сидит на поле и возмущенно обращается к судье, а я рядом, и подпись: «Стоппер Решко посадил Мюллера на пятую точку, а «Динамо» – «Баварию». Мне очень нравится это фото. Мюллер недаром возмущался – я играл плотно, персонально и не давал ему дышать. Сейчас, наверное, поступил бы иначе, потому что в академии МВД изучил боевой раздел самбо (улыбается), а тогда он возмущался и злился, что ничего не мог сделать. Это сейчас защитники играют в зону, поэтому действовать в атаке намного легче. В борьбе я всегда расставлял руки в стороны и вниз, как учили венгерские тренеры – тогда судья увидит, что ты не нарушаешь правила, если соперник захочет симулировать. А сейчас даже в топ-клубах – «Реале», «Барселоне», сборных - защитники локтями выбивают глаза – это ужас.

А судил наш матч Серджо Гонелла, который в 1974-м году работал на финале чемпионата мира, потом на Суперкубке УЕФА, получил «золотой свисток» и едва ли не единственный рефери, который обслуживал финалы чемпионата мира и Европы. Он тогда за возмущение показал Мюллеру желтую карточку, а я вышел чистым из воды. Такие моменты остаются в памяти на всю жизнь.

Но на самом деле признаюсь, что мне больше запомнился ответный матч 6 октября в Киеве.

– Чем же?

– На стадион пришло 105 000 зрителей: 100 тысяч находились на трибунах и еще пять – в проходах на ступеньках. Судьба Суперкубка решилась именно в домашнем матче, было приятно делать круг почета. А заявок на билеты со всей Украины поступило 500 тысяч (!). Мне звонили из Закарпатья, говорили, что собираются заказать спецпоезд, просили, чтобы я организовал 2-3 тысячи билетов. Я говорю: «Ты с ума сошел? Я не могу достать даже 10 билетов для самых близких».

– После этого еще случалось встречаться с Гердом Мюллером?

– Да, в 1990 или 1991 году, когда еще была ГДР, мы с ветеранами приезжали в Германию на какой-то праздник, руководителем нашей группы был Йожеф Сабо. Когда приехали на базу «Баварии», Мюллер нас встретил и крикнул: «Хочу видеть Решко и Рудакова» Мы обнялись, спросили, почему именно нас, а Герд и отвечает: «Рудакову я забил семь мячей в трех матчах, а Решко не позволил мне забить на Олимпийском стадионе». Словом, есть, что вспомнить.

fcdynamo.kiev.ua