Украина

Калейдоскоп

Кабанов: «За победу над «Динамо» нам давали миллион долларов»

Что общего между Мироном Маркевичем, Иваном Голацом, Львом Броварским, Олегом Блохиным и Игорем Яворским? Под руководством этих именитых футбольных специалистов в свое время играл нападающий Тарас Кабанов, хорошо известный по выступлениям за Карпаты, Кривбасс и сыгравший один матч за национальную сборную Украины.

Василий МИХАЙЛОВ, zbirna.com

2017-12-02 11:47

«Пришлось поболеть за Карпаты, чтобы туда перейти»

– Именно Маркевич, образно говоря, дал мне путевку в большой футбол, – вспоминает 36-летний Тарас Кабанов. – Мирон Богданович тогда возглавлял Карпаты, а я выступал за луцкий ЭНКО в первенстве Волынской области. Но он не побоялся пригласить меня, 17-летнего парнишку, в главную команду западной Украины. Хотя, если быть точным до конца, то после успешного просмотра я не сразу оказался в Карпатах. Мне сообщили, что все будет в порядке, только если Карпаты в сезоне-1997/1998 станут призерами. По-видимому, от этого зависело, будет ли их дочерняя команда выступать во второй лиге первенства Украины. И я, возвратившись в Луцк, волей-неволей стал рьяным болельщиком Карпат. К счастью, зелено-белые таки завоевали бронзовые медали, Маркевич сдержал слово и я переехал во Львов, где поначалу выступал за Карпаты-2.

А своего первого тренера помните?
– Конечно, тем более что это был мой отец. Кстати, в свое время он прилично играл на аматорском уровне, был высокого роста и действовал на позиции центрального нападающего. А поскольку мой старший брат футболом не увлекался, то отец именно во мне видел своего преемника. Мне повезло с тем, что когда отец повесил бутсы на гвоздь, то сразу начал тренировать юношей, и поэтому проблем с занятиями и игровой практикой у меня не возникало. И я очень старался быть прилежным учеником.

А вы на какой позиции поначалу выступали?
– В ЭНКО был нападающим. А когда оказался в Карпатах-2, то тренеры Богдан Бандура и Георгий Сырбу пробовали меня в роли атакующего полузащитника, но потом по указанию Мирона Маркевича передвинули на острие атаки.

«Комфортнее всего работалось с Голацом»

Легко предположить, что именно Маркевича считаете своим любимым тренером ?
– Я бы не стал утверждать так категорично. Дело в том, что в мою бытность игроком Карпат Маркевич по ряду причин несколько раз уходил и возвращался, и под его руководством у меня были и хорошие матчи и неудачные. Если откровенно, то мне в Карпатах больше запомнилось сотрудничество с сербом Иваном Голацом. Чувствовалось, что он поверил в меня и это вдохновляло. Знаете, именно при Голаце я не боялся ошибиться и, поверьте, это очень важно, ибо в моей карьере попадались тренеры, которые, стоило промахнуться – начинали кричать, словно пожар, или сразу меняли. И именно при Голаце я в Карпатах стал игроком основного состава, много забивал. Была надлежащая поддержка со стороны партнеров, особенно полузащитника Сергея Мизина, который был силен не только при подыгрыше, но и мастерски завершал атаки. Его голевому чутью могли позавидовать даже именитые бомбардиры. Именно с Мизиным мне больше всего нравилось взаимодействовать.

А кто вообще служил для вас образцом нападающего?
– Прежде всего, я следил за фактурными форвардами, напоминающими меня по комплекции. Поэтому мне больше всего импонировали действия голландца Руда ван Нистельроя, который был опасен не только вблизи ворот, но и благодаря хлесткому удару – вне пределов штрафной площадки.

А какой из проведенных на официальном уровне матчей вам больше всего запомнился?
– С киевским Динамо в составе Карпат весной 2001 года. Тогда Карпаты возглавлял уже не Маркевич и еще не Голац, а Лев Броварский, также очень квалифицированный специалист. На финише сезона мы приехали в столицу без нескольких ведущих исполнителей, но сумели дать бой гранду, который вел отчаянную борьбу за чемпионство с донецким Шахтером. Не исключено, что киевляне нас недооценили, а может, просто мы прыгнули, как говорят, выше головы, мотивированные горняками, пообещавшими нам в случае победы миллион долларов. И поскольку поединок закончился вничью, то на следующий день представители Шахтера передали Льву Броварскому во Львове 500 тыс. долларов, и очень серьезные премиальные получили даже запасные игроки. В те времена за них спокойно можно было купить во Львове однокомнатную квартиру или автомобиль. Правда, наш подвиг в Киеве в итоге не помог горнякам впервые завоевать золотые медали, так как они дома также не сумели обыграть киевских армейцев. Но это уже их проблемы…

«Размочил Плетикосу со штрафного»

А какой из забитых голов вы бы отметили ?
– Третьего августа 2003 года я заставил капитулировать кипера Шахтера Стипе Плетикосу, мощно пробив со штрафного метров с тридцати. Гол получился не только на загляденье, но и прервал сухую серию Плетикосы, который не пропускал в четырех матчах подряд. К сожалению, концовка того сезона оказалась скомканной, и Карпаты вынуждены были распрощаться с классом сильнейших…

Вы тоже решили не задерживаться во Львове и сменили прописку, подписав контракт с Кривбассом…
– Совершенно верно, однако Карпаты в накладе не остались: Кривбасс, по достоверной информации, заплатил за мой переход 300 тыс. долларов. На мой взгляд, криворожцы тоже не прогадали, ведь я в 48-ми матчах отметился семью голами.

Поговаривают, что ваши действия не остались незамеченными селекционерами Днепра, и вы были близки к переходу в более именитую команду из областного центра.
– Было дело. Припоминается, на одной из пресс-конференций главный тренер Кривбасса Александр Косевич даже сказал, что вопрос о моем переходе в Днепр решен. Однако буквально в последний момент клубы не сумели договориться, и я вместо Днепра уехал в запорожский Металлург, который заплатил за меня Кривбассу те же триста тысяч.

Соответствует ли действительности информация, что спустя несколько сезонов вы, чтобы стать свободным агентом, выкупили у Металлурга свой контракт?
– Если откровенно, то поражен вашей осведомленностью. Действительно, когда у руля Металлурга появился Анатолий Чанцев, то я сразу почувствовал, что он на меня не рассчитывает. А поскольку до истечения контракта оставалось еще полсезона, то я обратился к руководству ФК с вопросом, на каких условиях меня могут отпустить. Когда мне сообщили, что стану свободным агентом, когда внесу в клубную кассу 25 тыс. долларов, я хорошенько все взвесив, решил заплатить эту сумму из собственных средств.

А потом об этом не жалели?
– Знаете, сложно дать однозначный ответ. Конечно, при желании можно было смириться с ролью запасного и до окончания соглашения довольствоваться зарплатой, но уж очень хотелось играть. Тем более что приглашений от других команд хватало…

zbirna.com