Персоны

Статьи

16 лет без Лобановского. Вспоминают Шевченко и Ребров

Сегодня 16 лет, как с нами нет легендарного наставника «Динамо» и сборной Украины Валерия Лобановского. В день памяти выдающегося тренера мы решили опубликовать воспоминания двух талантливых учеников Мэтра, бывших нападающих киевского Динамо и сборной Украины – Андрея Шевченко и Сергея Реброва.

Евгений ГРЕСЬ

2018-05-13 16:22

Андрей Шевченко: «Лобановский присылал за мной машину в аэропорт»

– Для многих, и меня в том числе, это больше, чем тренер, – говорит Шевченко. –  Это человек, который дал нам путевку в жизнь. Наставник, который научил нас по-настоящему понимать, что такое профессионализм, что такое отношение к тому делу, которым ты занимаешься, что такое правильный анализ своей игры. Словами тяжело описать все то, что Валерий Васильевич для меня сделал.

Каждый день работы под его началом – это новый урок, каждый день ты заносил себе в копилку. Впрочем, самыми запоминающимися стали те моменты, которые происходили уже после того, как я перешел в Милан. Была у нас такая традиция: прилетая на матчи сборной, меня всегда ждала в аэропорту машина, которую присылал за мной Лобановский. Первым делом я ехал на базу, поднимался к нему в номер, и мы по несколько часов там беседовали. Валерию Васильевичу было важно все – тренировочный процесс, бытовые вопросы и так далее. Все мелочи и детали. Тренер не упускал ничего: кто бы что ни говорил, но у него было желание уехать и попробовать себя в зарубежном клубе. Сдерживал, мне кажется, один момент – незнание языка.

У нас были большие нагрузки, но Лобановский знал: для того, чтобы на равных конкурировать с ведущими командами Лиги чемпионов и ведущими европейскими сборными, нужно находиться в хорошем функциональном состоянии. В чемпионате Украины тогда был не самый высокий уровень, и готовиться к важным поединкам на международной арене сквозь призму матчей на внутренней арене было сложно. Вот и приходилось очень хорошо тренироваться. Доводилось терпеть, нам объясняли, зачем это нужно, а результаты показывали, что мы все правильно делаем. У нас были сложные тесты, к ним должно быть правильное отношение, я к ним всегда серьезно относился. Я ко всему относился серьезно, поэтому мне и хотелось всегда и во всем показывать хорошие результаты.

У нас был естественный отбор, и это позволяло конкурировать  с европейскими клубами, которые могли купить себе всю команду. Футбольные качества, разумеется, были на первом месте, но при прочих равных условиях играли, у кого были лучшее восприятие нагрузок и хорошая функция.

В Италии, кстати, тоже всегда интересовались работой Валерия Лобановского. Представители Милан-Лаб, генеральный директор клуба прилетали со мной в Киев и проводили по несколько дней с сотрудниками динамовского клуба, изучали опыт. У нас в Милане тоже было много разных тестов, и за основу там брали как раз все то, что создавал штаб Валерия Лобановского. Там не стеснялись учиться, тем более что было, у кого учиться.

Валерий Васильевич редко повышал голос. Он вообще никогда не кричал, ни с кем не выяснял отношения, к нему было огромное уважение со всех сторон. Даже не уважение, а нечто большее – это тяжело передать словами. Установки на игру были всегда разнообразными. Нам никогда не объясняли те базовые вещи, которые мы, как азбуку, знали из тренировочного процесса. Все требования были хорошо известны – кто не понимал, тот не играл. Суть установки сводилась к тому, чтобы настроить команду, завести ее. Лобановский всегда находил для этого нужные слова, и эти слова действовали.

Мне хорошо запомнился эпизод в перерыве победного матча Лиги чемпионов против греческого Панатинаикоса. Проиграли первый тайм, на улице был сильный мороз, по-моему, семь градусов, и мы все вышли в термобелье. Заходим в раздевалку, смотрим на него, ждем корректив, а он сказал два слова: «Сняли рейтузы». Больше ничего не говорил. По игре – вообще ни слова. Все ли сняли? Конечно! Я сделал это еще до того, как Васильевич произнес эту фразу (улыбается). 

Я очень благодарен Валерию Васильевичу и за то, что он тоже поспособствовал тому, чтобы меня отпустили в Милан как раз в тот момент, когда я был к этому готов. Тренер меня всегда поддерживал. В первый год моей карьеры в Италии он давал мне много наставлений. Говорил, чтобы я ни в коем случае не сбавлял обороты, особенно в тренировочном процессе. Все-таки там были совершенно другие требования, ритмичный, без пауз, чемпионат, большое количество матчей. Ко многим вещам мне нужно было готовить себя самому, и советы Лобановского в этом плане были бесценны. Даже сейчас, когда прошло 16 лет, ты все равно понимаешь, что его не хватает.

Сергей Ребров: «Лобановский сказал: «Ты не бежал Купера»

– Когда мы выступали под руководством Валерия Лобановского, показывали самый прогрессивный футбол, – вспоминает Ребров. – То же самое говорят об игре Динамо в 70-е и 80-е годы. Лобановский всегда шагал в ногу со временем, а иногда его даже опережал. Многие принципы, которые он закладывал, актуальны сейчас и будут актуальны всегда. Я бы не стал утверждать, что мы хотели играть, как любят сейчас говорить, вторым номером. Просто действуя против сильнейших команд, где тоже были собраны очень сильные исполнители, у нас, в общем-то, не было другого выхода. Соперник заставлял так играть, ведь, теряя мяч, эти команды хорошо прессинговали. Но нам никто не говорил – не контролировать мяч. Просто не всегда получалось. Самое важное, что наш коллектив был сбалансирован. В обороне и в атаке мы всегда играли всей командой. Вот это и повлияло на результаты, которые были в то время у Динамо.

Не могу сказать, что мои функции сильно менялись, когда тренер определял мне какое-то другое место на поле. Мне все равно нужно было успевать в штрафную площадь соперника. Наставник видел способности всех футболистов, и наша задача была выполнять его требования. Мне очень приятно, что Лобановский всегда мог на меня положиться. Не только в плане активности в атаке, но и в отношении работоспособности в обороне.

Всеми нами двигала высокая конкуренция. Я хорошо помню, сколько игроков проходило в те годы через Динамо. Валерий Васильевич собирал серьезные кадры не только со всей нашей страны, и многие футболисты с удовольствием ехали в Киев. Все это и позволило тренеру создать тот продукт, который был гордостью украинского футбола.

Каждый день работы под его руководством – это была новая школа. На первом месте у нас всегда стояла дисциплина – на поле, в раздевалке, в быту. Тренер умел найти правильные слова, мог пошутить. У него получалось не только заряжать команду, но и разряжать ее (улыбается). Команда была тем самым единым механизмом и живым организмом. Но был у меня и не очень приятный, как мне тогда казалось, случай.

Я долгое время лежал в инфекционной больнице, переболел тяжелым заболеванием. Две недели с кровати не вставал! Приезжаю на базу, а Валерий Лобановский, убедившись в том, что я хорошо себя чувствую, говорит: «Ты не бежал Купера». Думал, он шутит, но когда ко мне подошел Алексей Михайличенко и сказал: «Поехали на стадион Динамо» – понял, что все очень серьезно. Хорошо, что с заданием справился. Мы тогда вместе с Андреем Шевченко этот норматив сдавали. Дождь льет как из ведра, а мы с Шевой бежим такие счастливые (улыбается).

Конечно, я был недоволен. Расстроился. Не понимал, как такое возможно и зачем это нужно. Хотя ни слова не сказал тренеру. Но когда через три недели команда стартовала в Лиге чемпионов, и мы начали забивать голы, мое мнение, конечно же, поменялось сразу. Чтобы набрать форму, нужно было что-то делать. Но это, безусловно, было очень жестко (улыбается).

Функциональная готовность всегда стояла у тренера на первом месте. Ведь в той же Лиге чемпионов, на уровне финальных стадий чемпионатов мира и Европы без надлежащей подготовки, помогающей компенсировать разницу в техническом арсенале, тяжело добиваться серьезных результатов. Хотя Валерий Лобановский умел готовить не только команды, но и отдельных игроков. Как подтверждение – три Золотых мяча, которые увидела наша страна. Так что я всегда с теплотой и благодарностью вспоминаю этого тренера. Спасибо ему за все.

zbirna.com