Персоны

Статьи

Хмельницкий без гетманских амбиций

К 77-летию со дня рождения звезды киевского «Динамо» Виталия Хмельницкого.

Fcdynamo.kiev.ua

2020-06-12 12:30

Если бы, по аналогии с артистами, мастеров спорта именовали бы не только заслуженными, но и народными, очевидным кандидатом на это звание был бы Виталий Хмельницкий. Настоящий народный артист футбола – простой и доступный, веселый и искренний, а еще – всенародно любимый. Любители футбола, которые застали 60-е, на руках бы его носили. А много звезд от 80-х и до наших дней обязаны карьерой именно Виталию Григорьевичу – который, как детский тренер и селекционер с находчивым к талантам глазом, заметил и дал шанс многим будущим динамовцам-сборникам.

Больше года нет его с нами. Но память о великом Хмельницком футболу остается. Как и он – в истории отечественного футбола и его грандов.

Он родился 12 июня 1943 в селе Тимошовка Запорожской области. Как любил шутить, а прямо неподалеку – и легендарное Гуляйполе. «Махновцем» был и сам Виталий Хмельницкий – с боевыми товарищами мог и подбросить ужа в постель тренеру, и «одолжить» форму у мексиканского полицейского, и вывесить прямо перед визитом партийных бонз на клубной базе флаг «Всю власть – футболистам!»

Шуточный характер – отнюдь не признак легкой жизни. Детство Виталика пришлось на страшные военные годы. Папа пропал без вести на фронте, мама поднимала на ноги единственного сына и четырех дочерей самостоятельно. Когда ему было четыре года, семья перебралась в город – Мариуполь (тогдашнее название – Жданов). Мама работала уборщицей, с детьми ютилась в бараках. Но выжили. Виталий учился хорошо, шел даже на золотую медаль, но «срезала» математичка – по иронии судьбы, жена футболиста местной команды «Азовсталь». Вскоре Хмельницкий сам играть с ее мужем, шутить: «Знала бы – может, пятерку поставила по блату».

В дальнейшем «футбольные университеты» Виталию Хмельницкому будут даваться лучше, чем обычная образование. «После школы в Мариуполе я учился в металлургическом институте. Через год-полтора бросил. В Донецке поступил в институт советской торговли. Тоже не подошло. В Луганске занимался в педагогическом институте. А когда перешел в «Динамо», окончил Киевский институт физкультуры», – расскажет он позже.

А первой настоящей командой футбольного самородка стала ждановская «Азовсталь» – середняк класса «Б» (в год дебюта и прорыва Хмеля заняла 5-е место среди 13 участников своей зоны). Попав после школы в команду мастеров, Хмельницкий считал, что его призвание – атака. Но опытные тренеры Олег Жуков и Евгений Шпинев, ветераны донецкого «Шахтера», «передернули» юного центрфорварда. Сразу же при просмотре, как оказалось, определилось его амплуа.

Именно как левый крайний, Хмельницкий реализовывал свои лучшие игровые качества. «По большому счету я тогда не думал, что от меня требуется. Выручили именно природные качества: тяга к обводке, высокая стартовая скорость и главное – умение ею управлять», – вспоминал он позже. Сыграв за родную команду 20 матчей (3 гола), Хмельницкий покинул Жданов.

Великий советский тренер Олег Ошенков, который в то время возглавлял ведущую команду Донецкой области – «Шахтер», оперативно узнал о таланте и уже вскоре привел его в свою команду. После собрания, которое проходило в Закарпатье, Олег Александрович сказал: «Оставайся у нас». Как оказалось, посоветовали Хмеля Шпинев и Жуков, которые насмотрелись игры Виталия в «Азовстали». Ошенков видел в новичке замену Валентину Сапронову. После ветерана Виталию Хмельницком достались место левого крайнего и №11. А сам Хмельницкий позже признавал, что именно Ошенков сделал из него футболиста. А его помощник Иван Бобошко – мастера голов головой. «Фирма» от Виталия тех пор – решающий удар головой в падении. По одной из версий, именно поэтому за ним закрепилось прозвище «Чайка» (другое, правда, апеллирует к юмору Хмеля, который «подсказал» тренеру для кроссворда птицу из восьми букв – «Ч-ч-ч-чайка»).

Тогдашний «Шахтер» не зря носил гордое звание «кубковой команды» – три года подряд выходил в финалы, получил два всесоюзных трофея. Вот только Хмелю, который пришел прямо посреди этого триумфа, завоевать кубок не удалось – на финал 1962 его не взяли, а в 1963-м «горняки» проиграли решающий матч. Зато дебютант класса «А» сумел хорошо себя проявить. За три сезона новичок провел 80 матчей, забив 8 мячей. Следовательно, привлек внимание киевского «Динамо», которому, однако, пришлось побороться за таланта с мощным армейским ведомством, ведь ЦСКА также присмотрели Хмельницкого, когда тот играл в молодежной сборной с его игроками.

«Пришло время служить. Общались с Серебренниковым и Банниковым, и Витя говорит: «Так а какой выход? Давай лучше к нам». Думаю, мол, ну, давайте. А потом поехал в отпуск в Сочи и там встретил Виктора Александровича Маслова: «Так и так, Виталька, впервые «Динамо» будет играть на Кубок кубков». Затем в дело вмешался Щербицкий, и я отправился в Киев. Кстати, когда позже проводил первую игру в Донецке, на «Локомотиве», зритель свистел! Но уже в следующем году дончане встречали с цветами, – рассказывал о своем переходе из «Шахтера» в «Динамо» Хмельницкий. – Первым образцом нового для меня жанра левого крайнего, который увидел собственными глазами, оказался Лобановский. В 1961 году мы приехали в Киев на календарную игру против СКА и попали на проводившийся днем ранее матч команд высшей лиги «Динамо» – «Кайрат». То, что вытворял Лобановский на своем фланге, меня захватило. Даже не мог тогда подумать, что через несколько лет унаследую в «Динамо» и его футболку с одиннадцатым номером, и его место в атаке».

В «Динамо», где традиционно собирались лучшие в УССР, новичка бросили в воду так, как в детстве в Мариуполе – а выплывет ли?.. «Шоковое» обучение пошло на пользу, и вскоре Хмель стал одним из любимцев взыскательной киевской публики. В дебютном матче он потерзал защитников московского «Динамо», затем покрутил шею редутам ЦСКА и «Зенита», а в четвертом туре открыл личный счет. Матч 2 мая 1965 года против бакинского «Нефтяника» подтвердил правильность выбора Виктора Маслова. Два из трех мячей в ворота азербайджанцев влетели с заработанных Хмелем пенальти (всего в дебютном киевском сезоне он их, по легенде, заработал 9), а третий на 87 минуте он забил сам. И как! Подхватив мяч в центре поля, оббежал всех соперников и вратаря, после чего издевательски закатил мяч в пустые ворота.

«Взрывной и острый форвард, смело шел в борьбу, постоянно предлагал себя партнерам. Отлично владел дриблингом, умело скрывал мяч корпусом при обводке. Нередко завершал атаки головой, нанося в прыжке удар по пролетающим мячу, хорошо играл на опережение, никогда не реагировал на грубость защитников, – характеризовали его современники. А сам Хмельницкий отдавал должное мудрости Маслова, отмечая, что Виктор Александрович со своими 4-4-2 в год опередил самого «Рамсея» – наставника чемпионов мира-66 Альфа Рэмзи. – Мы-то посмеивались, читая его статьи в прессе: «Что ты, старый, пишешь?» А он был умнее нас. Великое лучше видно издалека».

«Понимаете, при старых схемах игра крайнего форварда – соли атаки – сводилась к скитанию по желобкам. Туда-сюда, вперед-назад. Но при 1+4+4+2 этого мало. Годами играли так, а в дальнейшем требования футбола поставили их перед новыми вызовами», – объяснял Виталий нововведение «Деда». А если кто-то не понимал, для разрядки обстановки Хмель мог сказать и так: «Перешел из «Шахтера» в «Динамо», потому что здесь поле на 10 метров длиннее, есть где разбежаться».

Всеобщий любимец, душа коллектива и мечта столичных красавиц, Виталий Хмельницкий доиграл только до 29 лет. «У меня на ноге была шпора в месте прикрепления ахилла. Оперировали, ни хрена не вырезали, потому что ахилл уже омертвел. Пришлось заканчивать». С «Динамо» Хмельницкий стал 4-кратным чемпионом СССР и 2-кратным серебряным призером, выиграл кубок и пять раз входил в список 33-х лучших. В 1965 году назван «Спортивной газетой» в числе 10 лучших спортсменов УССР, а, следовательно, стал лучшим футболистом республики. Провел за «Динамо» в Высшей лиге 217 матчей, забив 54 мяча. В еврокубках, где стал первопроходцем от украинского футбола – 4 гола в 10 матчах. В сборной СССР с 1965 по 1970 годы – 20 матчей и 7 голов. Участник чемпионата мира 1970 года (именно там, в Мексике, и учудил выходку над несчастным полицейским, который не уследил своей формой). А в последней игре за сборную забил два мяча в ворота Индии. Больше всего Виталий Григорьевич ценил эту цитату о себе с одной из книг об истории «Динамо»: «Только Хмельницкий был «неприкасаемым» у Маслова на протяжении всех лет их сотрудничества. Менялись партнеры – Базилевич, Поркуян, Пузач, Бышовец, Пилипчук, а Хмельницкому выйти на поле могла помешать только травма. Он был идеальным форвардом для команды Маслова».

Завершив выступления, ушел в тренеры – «Ничего не захватило, кроме футбола». Оказался в первом наборе московской Высшей школы тренеров. Однокурсники – Эдуард Малофеев, Виктор Прокопенко, Павел Садырин, Геннадий Логофет, Владимир Федотов... И вот на первом же собрании пора выступить перед преподавателями и курсу: «Проводили в ВШТ день знакомства. Каждый поднимается и бубнит: «Я из рабоче-крестьянской семьи. Вступил в комсомол, в партию, то, се ...»Дошла до меня очередь, представился коротко: «Мы с батькой Махно земляки. Вот мой дом, вот – его. Больше ничего не помню». Народ посмеялся, и сборы завершили. На самом деле между нашими хуторами в Запорожской области километров двадцать. Махно родился в Гуляйполе, я – в Тимошовке».

Впрочем, от тренерства в его советском понимании бывшая футбольная звезда устала быстро. Во время одной из тренировок решил показать подопечным фирменный трюк с ударом головой в падении «Защитник выносил мяч ногой с лету, а я по привычке полетел туда «рыбкой». Поэтому, уже в качестве тренера, я перелома носа не избежал». А вскоре, поработав с черкасским «Гранитом» и криворожским «Кривбассом», понял: теряю интерес. В Советском Союзе тренер должен был уметь все. Находить деньги, выбивать из начальства доплаты. Я таким даром не обладаю. В Киеве был директором спорткомплекса при станкозаводе, пока не пригласили в школу «Динамо». Вот детишек тренировать мне в радость». И главным быть не хотел – не было гетманских амбиций. Хотя одного из сыновей назвал Богданом. Богдан Хмельницкий.

Хмельницкий-тренер состоялся в работе с детьми. Много лет отдал республиканской спортивной школе-интернату и академии киевского «Динамо». Заслужил уважение не только как детский тренер, но и селекционер. Заметил и помог состояться в футболе Сергею Зайцу, Илье Цымбаларю, Юрию Дмитрулину, Виталию Самойлову, Владимиру Лысенко, Николаю Морозюку, Денису Бойко. Почил Виталий Григорьевич 13 февраля 2019 года в Киеве на 76-м году жизни. Но остается в памяти ценителей футбола и многочисленных своих воспитанников, среди которых сейчас уже есть и тренеры.

fcdynamo.kiev.ua