Турниры

Глобус

Чеферин: «Футбол с болельщиками вернется очень скоро»

Интервью с президентом УЕФА Александером Чеферином в исполнении аргентино-германского журналиста Себастьяна Феста появилось в «Гардиан» неожиданно и явственно выбивается из общего ряда – и стилем изложения, и нетипичностью самого автора, которого доселе не доводилось встречать на этих почтенных страницах. Что ж, тем интереснее, благо собеседники довольно открыто и свежо обсуждают насущные проблемы европейского футбола.

2020-05-26 10:44

– Как бы вы описали текущее положение и чувства, которые оно у вас вызывает? 
– Предстоит еще масса работы. Я побывал в Швейцарии на прошлой неделе впервые за два месяца, встречи у меня проходили с 9 утра до 11 вечера. Невероятно много самой разной информации, которую требуется обработать, и вопросов по календарю – но еще больше миллионов, десятки миллионов долларов, которые мы потеряем. Ночью не уснуть. Нужно быть совершенно безответственным человеком, чтобы суметь уснуть сразу после такого дня. Положение в УЕФА не так уж и тревожно, опасности нет. Забота о клубах, лигах и всех вовлеченных лицах – вот где главная и очень объемная работа.

– Как и когда вы решили отложить Евро-2020? Просыпались ли посреди ночи от мыслей о таком?
– Еще хуже – я не мог заснуть до четырех утра. Именно тогда, рано утром, я принял решение о Евро, и только после этого сумел вздремнуть пару часов.

– Вы бы поспорили на миллион долларов, что Евро состоится в 2021 году?
– Да, поспорил бы... Не вижу, почему оно может сорваться. Не думаю, что этот вирус будет длиться вечно. Думаю, все переменится раньше, чем полагают многие.

– Что заставляет вас так считать?
– Положение очень серьезное, но оно выправляется, и мы вправе надеяться, что дальше будет только лучше. Мы уже знаем о вирусе больше, и вообще я оптимистичный человек. Мне не нравится апокалиптический взгляд на то, что нам следует ждать вторую и третью волны или даже пятую волну. Знакомые вам люди однажды обязательно умрут, но следует ли волноваться об этом прямо сегодня? Не думаю. Мы готовы и будем следовать рекомендациям властей, но лично я абсолютно уверен, что старый добрый футбол с болельщиками вернется очень скоро.

– То, что произошло и происходит, изменит футбол навсегда?
– Да прямо там. Это, безусловно, новый опыт, но когда мы избавимся от этого чертового вируса, все вернется на круги своя. Футбол не изменился после Второй мировой или Первой мировой войны, и он точно так же не изменится из–за коронавируса. Да, мне много раз приходилось слышать высказывания типа «мир не будет прежним». Может, и не будет, но вот вам моя точка зрения: почему бы не предположить, что мир после этого вируса станет лучше? Почему бы не предположить, что мы станем умнее и, наконец, осознаем, насколько мы хрупки, насколько незащищенны по отношению к природе? В общем, всегда есть уроки, которые нужно извлечь и выучить.

– Что вы думаете о проекте клубного чемпионата мира на 24 команды? Ранее в этом году вы сказали, что его внедрение может означать смерть футбола.
– Я сказал так главным образом из-за того, как представили данный проект. Нам объявили его так, будто некий спонсор купит турнир и весь турнир в целом продан. Больше – никакой информации. Даже сейчас я знаю ненамного больше. Вот только по моим сведениям, спонсор пропал с радаров, и, честно говоря, я понятия не имею, в каком состоянии, на какой стадии пребывает эта идея нынче. Мы не слишком активно ее обсуждали. Я даже не знаю, когда именно будет сыгран клубный ЧМ, то есть тут не о чем пока беспокоиться.

– Вы все еще хотите запустить третий еврокубок, Лигу Конференций УЕФА, или вирус заставил вас дважды подумать об этом?
– Мы запустим его, безусловно.

– В 2021 году или отложите?
– Откладывать не будем.

– Как насчет финансового фэйр–плей (ФФП) и его будущего? Вы по–прежнему привержены действующим правилам? И насколько важно, чтобы клубы были наказаны, если они не подчиняются правилам?
– Если они не следуют правилам, на них будут налагаться санкции, но, конечно, мы всегда думаем о том, как эти правила можно улучшить и, если необходимо, приспособиться к новым временам.

Это произойдет не очень скоро, но мы думаем о модернизации ФФП; поработать в этой области и предпринять что-то еще в области конкурентного равновесия. Мы также рассматриваем нечто вроде «налога на роскошь», если получится. Короче, есть много идей, но в эти трудные времена нам и вправду почти некогда думать об изменениях, которые произойдут в будущем. Самое важное сейчас – выправить курс корабля, и мы близки к тому, чтобы сделать это. А уж когда все успокоится, мы вернемся к старым задачам.

– До кризиса Ковид–19 было наказание «Манчестер Сити». УЕФА все еще поддерживает выводы своей палаты? Вы полностью поддерживаете обвинительный приговор и двухлетний еврокубковый бан?
– Решение было принято, и теперь дело в спортивном арбитражном суде. Слово за КАС. Это все, что я могу сказать. Тому две причины. Во–первых, независимые органы, а не я, приняли такое решение, во–вторых, я действительно не изучил это дело настолько хорошо, чтобы вещать о нем. Терпеть не могу людей, отваживающихся комментировать вопросы, которыми не владеют в достаточной мере. Даже сильнее: о которых понятия не имеют! К сожалению, таких «экспертов» полным-полно.

– То есть вы допускаете возможность сделки или внесудебного урегулирования?
– Я не хочу больше комментировать это дело.

– Давайте переключимся на женский футбол. Насколько мы близки к равной оплате труда женщин и мужчин в футболе?
– О! Вот это действительно вопрос на миллион долларов, а вовсе не о Евро. Думаю, это сложно, потому что существует большая и очевидная разница между доходной частью мужского и женского футбола. УЕФА много инвестирует в женский футбол, и мы считаем, что это правильно. Женский футбол становится все более популярным... Но с равной оплатой пока трудно говорить о чем-то конкретном.

– В начале кризиса с коронавирусом президент ФИФА Джанни Инфантино сказал, что это шанс реорганизовать и сократить количество матчей и турниров. Вы согласны с такой постановкой вопроса?
– Не знаю. Так и не понял, что он имел в виду. В любом случае странно, что, с одной стороны, ведется речь о желании сократить футбол, а с другой, предлагается новое соревнование под названием клубный чемпионат мира. Это точно уменьшает количество футбола?!

– У вас была возможность обсудить это с Инфантино?
– Нет, такой возможности не было, так что толкового разговора, откровенно говоря, у нас не состоялось. Мы вообще мало общались во время этого кризиса. Но когда наступит подходящий момент, непременно обсудим это. Не хочу комментировать его высказывания в СМИ. Вот когда появится что-то официальное, я буду просить объяснений.

–  Много говорится о зарплатах игроков. Вы думаете, что игроки должны быть немного более скромными и менее жадными, и что клубы должны быть немного мудрее с их расходами?
– Я не думаю, что игроки жадные. Они не жадные. Рынок определяет цены. Если вы получите предложение заплатить вам 20 миллионов долларов за сезон, вы вряд ли станете возражать – дескать, это слишком много, не хочу казаться жадным, так что дайте мне двести тысяч, и хватит! То есть дело в рынке. Ну а теперь давайте посмотрим, прореагирует ли рынок на кризис снижением цен. Возможно, цены и упадут. Космический размер зарплат означает не жадность игроков, нет. Они ведь реально приносят большой доход, а футбол – большая индустрия, которая платит огромные налоги. Игрок также платит огромные налоги, и я не думаю, что нужно говорить о жадности или недостатке мудрости у клубов. Рынок и цены – вот это правильные слова.

Перевод: Артем ФРАНКОВ

журнал «Футбол»