Персоны

Истории

Андрей Шевченко: «Тогда впервые на меня вышел «Милан»…»

В проекте «Моя жизнь в сборной» – продолжение истории выступления в главной команде страны ее нынешнего тренера, Андрея Шевченко. В третьей части легендарный форвард вспомнил отборочный турнир чемпионата Европы 2000 года.  

Евгений ГРЕСЬ, «Команда №1»

2020-04-13 14:20

Моя жизнь в сборной. Андрей Шевченко. 1 часть (1995-1996 годы)

Моя жизнь в сборной. Андрей Шевченко. 2 часть (1997 год)

«Мы по-прежнему играли на контратаках»
– Выступления в предыдущем отборочном турнире, конечно же, закалили нашу сборную, хотя команда все еще формировалась, – говорит Андрей Шевченко. – В определенных моментах нам по-прежнему не хватало опыта. Мы достойно выглядели на фоне Франции, побеждали Россию, но теряли очки во встречах с Исландией и Армений. По большому счету, в плане построения игры национальная команда все еще отдавала предпочтение быстрым атакам. В большинстве случаев это было оправданно, ведь у нас хватало скоростных футболистов. Мы никого не боялись, знали, что можем выступать на высоком уровне, были уверены в своих силах. Хотя группа была не из легких. Я хорошо помню, что на экваторе турнира сборная Украины лидировала, мало пропускала, но несколько осечек привели к тому, что пришлось в итоге бороться за второе место…

«Йожеф Сабо поменял систему игры»
Накануне таких матчей, как с Россией, важно отвлечь свое внимание от того ажиотажа, который создается в СМИ. Вне всяких сомнений, это было принципиальное соперничество, все ребята понимали значимость игры, но я ее рассматривал в первую очередь, как поединок против сильного соперника, в составе которого выступало немало хороших исполнителей. В домашнем матче мы великолепно провели первый тайм, затем где-то отдали инициативу, но, по большому счету, одержали уверенную победу (3:2). Перед поединком с россиянами Йожеф Сабо немного изменил систему нашей игры – впереди действовал Сергей Скаченко, а мы с Сергеем Ребровым играли больше из глубины. Матч в Киеве был для меня памятным еще и по другой причине. Тогда я впервые контактировал с представителями Милана. На игру приехал спортивный директор итальянского клуба – Арьедо Браида. На следующий день мы встретились. Я уже знал об интересе россо-нери, но это был первый разговор с одним из руководителей этого клуба.

«Против меня часто играли персонально»
В ответном матче с Россией на кону стоял выход из группы. Была тяжелая игра. Против меня действовали персонально, часто нарушали правила – включали тактику мелкого фола. Думаю, при современном судействе арбитр раздал бы в том матче немало карточек (улыбается). Впрочем, в то время я уже привык к такому вниманию. Даже французы старались меня плотно опекать – один в один не оставляли, постоянно шла страховка. Все понимали, что мне нельзя давать пространство, я этим хорошо пользовался. Для меня не было проблемой обыграть одного или двоих защитников и убежать от них. Вот меня и сбивали, толкали, держали за футболку. Я терпел. Но когда в Москве появился этот штрафной, у меня была какая-то внутренняя уверенность. Сразу подумал: «Буду бить, это шанс». Мы ушли от поражения и вырвали эту путевку в плей-офф.

«Штрафные отрабатывали с Леонидом Буряком»
Штрафной в ворота Александра Филимонова не был случайным. Во-первых, я так уже забивал – Баварии, Карпатам, кому-то еще. Во-вторых, мы много работали над стандартами после тренировок с Леонидом Буряком, который ассистировал тогда в сборной Йожефу Сабо. Тренер был в прекрасной форме, а его идеальные пласирующие передачи с фланга помогали нам с Сергеем Ребровым работать над завершением. После этого мы подавали угловые и штрафные. Я всегда старался направлять мяч в ворота, если это было под удобную правую ногу. Поставил себе такую цель: любая подача – только в створ. Мяч направляется по определенной траектории, вылетает за стенкой, опускается вниз – это всегда сложно для вратаря. А если перед голкипером пробегает группа игроков, а мы договаривались, что она будет пробегать, то шансы у бьющего повышаются. Примерно так все и получилось.

«Момент во Франции меня многому научил»
С французами мы провели два очень хороших матча, достойно выглядели на фоне чемпионов мира. У них была звездная команда: что не игрок – имя! Тактика у Франции была на высоком уровне, а еще футболисты были настоящими бойцами. В том числе и Зинедин Зидан. Великий футболист – машина. Командный игрок. У него было великолепное видение поля, техника, мобильность. При этом он хорошо оборонялся. В то время это был действительно лучший игрок мира. У французов была надежная линия обороны, хотя в Париже мы могли победить. Никогда не забуду один момент. В конце поединка Сергей Ребров отдал мне идеальный пас, я выскочил на свидание с Фабьеном Бартезом, но не реализовал этот момент. Многие до сих пор считают, что я хотел пробить ему между ног, но это не так – я не исполнял, а просто ударил. Решил сыграть очень быстро, пробил на силу. Вместо того, чтобы хладнокровно реализовать этот шанс. Тот эпизод меня многому научил, я часто его пересматривал и принял решение – никогда больше не бить на силу. Только на точность. В общем, после этого поединка я поменял свое исполнение при выходах один на один, и за счет этого сильно повысил свою реализацию. А тогда, в Париже, мне как раз и не хватило опыта, который приобретался во многом благодаря таким играм.

«Спаренные матчи давались нам тяжело»
В Киеве тоже был памятный матч. Французы больше контролировали мяч, но они нас побаивались. В особенности быстрых переходов из обороны в атаку – мы этим хорошо пользовались. Но такая игра требовала максимального уровня физической подготовки. Хорошо помню, как мы, вернувшись из Парижа, не смогли обыграть дома Исландию. Сегодня, как тренер, понимаю, что в таких ситуациях важен опыт матчей в подобном режиме. Когда ты играешь по два раза в неделю с высокой интенсивностью – как в Италии или в Англии. В Украине такое возможно преимущественно во встречах Динамо и Шахтера, поэтому чем больше у нас футболистов с опытом игры в напряженном соревновательном ритме, тем лучше для сборной. Хотя сейчас мы выступаем через два дня на третий, а тогда играли на четвертый день. У нас не было особой ротации, мы выходили на поле практически одним и тем же составом. В Армении тоже потеряли важные очки во втором из спаренных поединков. Долгое время это было большой проблемой сборной Украины. Вторую игру всегда тяжелее готовить. Матчи национальных команд – это высокая интенсивность и большая ответственность.  


«За два часа до игры пошел снег»
Поединки со Словенией – несчастный случай. Мы настраивались очень серьезно, понимали, что чемпионат Европы совсем рядом. Поверьте, не было никакой недооценки! У соперника тоже была хорошая команда, мы ничуть не расслабились после жеребьевки. В первом поединке переигрывали словенцев, забили важный выездной мяч, контролировали ситуацию. Там вообще было без шансов. Но потом они сравняли счет, забили нелепый гол. Ребята понимали, что в Киеве нам по силам все исправить. Хотя против нас тогда, кажется, играла и погода – буквально за два часа до матча пошел снег. В таких условиях всегда легче обороняться. Но мы забили этот гол. А потом… Потом случился непонятный рикошет после стандарта. Такое тяжело объяснить. Украина была сильнее, но обстоятельства снова сложились против нас. Ты всегда стараешься себя уберечь от них, но это невозможно. Мы были разочарованы…

Продолжение следует…

zbirna.com