Украина

Калейдоскоп

Прорыв из-за «железного занавеса»

Как мировой футбол оценил первых проданных динамовских игроков и какой была их судьба?

2021-01-08 13:10

Футбол социалистический и футбол капиталистический пересекались в еврокубках и матчах сборных, но оставались разными мирами – с принципиально расходящимися способами оценки работы и достижений, с разной системой координат в плане трансферов и селекции. Но искушение – попытаться сравнить то, что лежит по разные стороны разделителя. Интересно попробовать взглянуть на давно известных личностей другими глазами, оценить их с ракурса, с которого принято было смотреть дома.

Для этого надо было пробовать силы за рубежом – чего в советском футболе долгие годы нельзя было представить. За исключением отдельных случаев, когда игроки эмигрировали из СССР (как бывшие вратарь «Динамо» Абрам Горенштейн или форвард киевлян Александр Скоцень – которые успели потом поиграть во Франции и за океаном), в других случаях это было просто невозможно. В других клубах это были единичные примеры Василиса Хадзипанагиса из ташкентского «Пахтакора», который вернулся на родную землю отцов – в Грецию, Анатолия Зинченко и Сергея Шавло, которых из российских клубов пригласили в венский «Рапид», а также уроженца Тегерана Аветиса Овсепяна, который после «Арарата» пробовал силы в футбольном клубе «Скайокс» из Лос-Анджелеса, а затем вернулся в СССР.

А что у нас? Мы вспоминаем динамовцев, ценник на которых определил капиталистический футбол, и рассматриваем, как сложились карьеры пионеров социалистического футбола за «железным занавесом».

Миллион за Бышовца и Блохина
Право быть первыми динамовскими легионерами оспаривали несколько игроков. Еще Владимир Высоцкий в песне, посвященной чемпионату мира 1970 года, писал:

Комментатор из своей кабины
Кроет нас для красного словца,
Но недаром клуб "Фиорентины"
Предлагал мильон за Бышовца.

За год до этого Анатолий произвел впечатление на главного тренера итальянской команды Бруно Песаолу, но даже за миллион лир или даже американских долларов в те годы советский футболист не мог быть продан в капиталистическую страну.

А уже позже, когда «Динамо» пересекалось с «Реалом» в еврокубках и матчах выставочных турниров, мадридский клуб якобы предлагал миллион долларов за Олега Блохина. Говорят, лично легендарный Мигель Муньос – многократный обладатель Кубка чемпионов – заявлял, что с удовольствием взял бы в свою команду игроков экстра-класса – Колотова, Мунтяна и Блохина. А Сантьяго Бернабеу даже делал определенные запросы о возможности перехода выдающегося динамовца. И все же, в расцвете сил Блохину перебраться за границу не удалось.

К его персоне мы еще вернемся, а пока отметим, что первым динамовским «экспортом» мог стать и Вадим Евтушенко, которым в 1986 году интересовались все тот же венский «Рапид» и неназванный клуб из Мексики. К слову, только после отказа «Динамо» и Евтушенко, австрийский гранд пригласил Шавло. Так кто все-таки был первым?

Олег Блохин: «Динамо» → «Форвертс»
«Динамо» в сезоне 1987/88 завершило выступления уже в 1/16 финала Кубка чемпионов, уступив «Рейнджерс». Вырисовывалась смена поколений, а первые трансферы советских легионеров показывали вектор. 35-летним Олегом Блохиным заинтересовался скромный австрийский клуб «Форвертс» из города Штайр, который не так давно пересекался с киевлянами во время одного из международных турниров.

Обладатель «Золотого мяча» переходил в команду, которая боролась за повышение в классе. 5 голов Блохина помогли «Форвертсу» занять второе место во втором дивизионе, получив право сыграть в плей-офф. Команда Олега сумела пробиться в высший дивизион. Таким образом, краткосрочный контракт Блохина стоимости, как тогда сообщали СМИ, 10 тысяч долларов был продлен на год – соглашение составило 115 тысяч долларов. Сам Блохин, по мемуарам представителя «Совинтерспорта» Абрамова, получал зарплату в 528 инвалютных рублей (700 долларов в месяц).

Играя под нападающими, Олег мог быть организатором атак штайрцев. Забил четыре мяча, отдал ряд результативных передач. Несмотря на то, что в «чемпионский раунд» «Форвертс» не попал, в весеннем стыковом турнире он сумел сохранить место в Бундеслиге, где затем выступал еще несколько лет. А вот Блохина пригласил кипрский «Арис» (Лимассол). В целом, за австрийский «Форвертс» ОВБ провел 42 матча (10 голов), еще 28 матчей (7 голов) – за кипрский «Арис».

Далее Блохин не один год работал в Греции – уже в тренерском качестве.

Александр Заваров: «Динамо» → «Ювентус»
27-летний полузащитник в «Динамо» достиг всего, о чем мог мечтать советский футболист, и даже больше: выиграл Кубок Кубков 1986 года, дважды стал чемпионом СССР (1985, 1986) и трижды выиграл Кубок СССР (1981, 1985, 1987). В составе сборной СССР под руководством Лобановского стал вице-чемпионом Европы 1988 года.

Техничный полузащитник очаровал своей игрой всесильного владельца «Ювентуса» и концерна «Фиат» Джанни Аньелли. Он настолько хотел приобрести советского футболиста, что готов был в ответ помочь автопрому СССР (среди нереализованных проектов – сотрудничество с заводом ВАЗ, в частности, в подготовке обновленной модели «Ока»). Планом максимум Аньелли считалось создание «советской тройки» вроде голландцев «Милана» в составе Михайличенко-Заваров-Протасов с Лобановским во главе команды.

Но, учитывая сложность приглашения советских футболистов, «Ювентус» вынужден был ограничиться одним. Очень сложные переговоры с участием «Динамо», «Ювентуса», а также обязательного переговорщика – агентства «Совинтерспорт», которое было монополистом в продаже советских игроков за границу, дали фантастический результат: 5 миллионов долларов трансфера (из которых, правда, щедрые чиновники оставили клубу меньше половины), а также условия, которые «выбил» для «Динамо» лично Лобановский. Клуб получал новый автобус, две легковые машины от «Фиата», возможность провести сборы в Италии и даже разработать клубный талисман у местных дизайнеров.

Такой громкий переход (а в то время он входил в список самых дорогих в мире) возлагал большую ответственность на наследника Платини, впрочем, по ряду причин, Sasha не смог заменить Мишеля. В первом же матче дебютант получил травму, врезавшись в рекламный щит, из-за чего был заменен еще в середине первого тайма. Затем были эксперименты с позициями, серьезная конкуренция из-за большого лимита на иностранцев, смена тренеров, приобретение новых звезд...

Когда Дино Дзоффа заменил Беппе Манфреди, а в «Юве» за рекордные по тем временам 8 миллионов фунтов перешел из «Фиорентины» Роберто Баджо, Платини настоял на приглашении Заварова в свой родной клуб – «Нанси». Период в «Юве» запомнился Александру завоеванием Кубка Италии и Кубка УЕФА, 13 голами в 76 матчах, а также непосильной ношей – быть наследником футбольного гения и его футболки с десяткой...

Игорь Беланов: «Динамо» → «Боруссия» (Менхенгладбах)
После «Золотого мяча», Кубка обладателей кубков и звания вице-чемпиона Европы Беланов был одним из самых статусных форвардов Европы. Казалось, перед ним открыты любые двери, но когда из-за железного занавеса начали выпускать советских «звездочек», Игорю не оставили права выбора, а поставили перед фактом: «Едешь в Менхенгладбах».

«Боруссия» в то время уже не имела славы времен Нетцера, Фогтса и Хайнкесса, но двумя годами ранее была в тройке лучших. На Бундеслигу 1989/90 возлагались надежды, но в итоге «зелено-черные» вынуждены были бороться за выживание. Беланов дебютировал в матче против «Штутгарта», который «Боруссия» проиграла 0:4. Далее в стартовых турах много забивал (лучший матч, пожалуй, против «Вердера» – 4:0, дубль Игоря), «Байеру» – даже через себя.

Но в целом было мало удовлетворения. За полтора сезона в этой команде Беланов забил только 5 мячей в 27 матчах, перейдя в скромный «Айнтрахт» (Брауншвейг). «Боруссия» покупала недавнего обладателя Ballon d'Or «всего» за два миллиона долларов, а вышел один из трансферов, о которых пришлось пожалеть. Причем, всем сторонам – Игорь также, вполне вероятно, значительно лучше выступал бы в Европе, если бы не тренерские рокировки в Менхенгладбахе, газетные скандалы и отсутствие терпения у нового для себя клуба.

Не в деньгах счастье
Большое украинское поколение футболистов конца 80-х реализовалось, в лучшем случае, на 30%. В большой мир они были брошенными без навыков ведения деловых переговоров, без агентов-опекунов, без поддержки со стороны своей федерации. Эти новые «маугли» не знали элементарных, для западных спортсменов-профессионалов, вещей – как выстраивать взаимоотношения с болельщиками и СМИ, как отстаивать свои финансовые интересы и находить рекламные контракты, как вовремя уходить и верно выбирать время, чтобы оставаться.

Следом пришло другое поколение. Его образец – Андрей Шевченко, проданный из «Динамо» в «Милан» за четверть сотни миллионов долларов, полностью реализован, титулованный и... просто богат. Он, казалось, в последнюю очередь думал о каких-либо внешних факторах – включая даже деньги, понимая – в этой профессии он станет богатым, если будет делать именно то, к чему имеет талант.
В дальнейшем «Динамо» провело немало трансферов – как входящих, так и исходящих. Кстати, киевляне первыми в СССР заплатили деньги за переход игрока на внутреннем рынке (Олег Саленко был приобретен у «Зенита» за 37 тысяч карбованцев). Но самое главное – понимать ту очевидную истину, что лучшие вещи в мире – бесплатные. Ты не купишь любовь мальчика-фаната, ты не купишь лояльность юного футболиста, ты не купишь славу «кузницы кадров». Все это приходит с десятилетиями успехов, кубков, медалей и титулов. Именно поэтому «Динамо» подарит миру футбола еще не одну громкую звезду, а пример звездных предшественников – как положительный, так и отрицательный – будет наукой для тех, кто сейчас делает первые шаги по полю в футболке с буквой «Д».

Материал впервые был опубликован в клубном журнале «Динамо»

fcdynamo.kiev.ua