Украина

Премьер-лига

Как считать и где отбывать?

В четверг в Доме футбола состоится заседание Контрольно-дисциплинарного комитета УАФ/ФФУ, на котором, в частности, будут рассмотрены дела футболистов, удаленных в матчах 1/8 финала Кубка Украины и 13-го тура Премьер-лиги.

Евгений БЕЛОЗЕРОВ, для «Футбольного клуба»

2019-11-06 16:00

Членам КДК предстоит принять непростые решения, и посмотрим, насколько последовательными они будут, вспомнят ли о знаменитом заседании комитета 27 июля 2018 года и еще более знаменитом и растиражированном тогда всеми СМИ высказывании главы КДК Андрея Шумилова. Сказал он буквально следующее: «Противостояния «Динамо» и «Шахтера» являются наиболее популярными среди болельщиков поединками и украшением нашего чемпионата. Поэтому среди прочего важно, чтобы команды провели эти матчи в сильнейших составах».

Именно так глава КДК пытался объяснить дисквалификацию всего на два матча (а не на три, как предписывал регламент) защитника «Шахтера» Исмаили, ударившего динамовца Бурду после остановки игры. Дело прошлое, но из песни слова не выкинешь.

Впрочем, все-это лирика, но нынешняя ситуация напоминает ту. Вновь две игры «Динамо» и «Шахтера» разделяет всего ничего: летом 2018 года – два тура чемпионата, сейчас вообще один. И решения арбитра в первой игре (тогда суперкубковой, сейчас кубковой) самым существенным образом отразятся на второй – в чемпионате. Как и предшествующие вердикты КДК и события последнего тура.

Череда удалений поразила опорных полузащитников наших грандов. Первым 27 октября был наказан донетчанин Алан Патрик, на глазах арбитра отомстивший игроку «Александрии» Банаде, засадив ему, падающему, от души по ногам. Три матча дисквалификации. Тут особых вопросов нет. Две карточки Сидорчука в игре со «Львовом» – наверное, тоже не предмет для обсуждения на КДК. Не принято у нас рассматривать на комитете спорные предупреждения. Тут можно только упрекнуть футболиста в неосторожности и невнимательности. Да и в забывчивости – запамятовал, в отличие от судьи Абдулы, какой матч на носу.

А в кубковом матче «Динамо» – «Шахтер» 30 октября с поля были изгнаны Шепелев и Степаненко. Первый получил прямую красную, второй – две желтых. Вот тут все три момента подлежат обсуждению. Не кажется ли вам, что Степаненко должен был покинуть поле уже на 10-й минуте? Его месть Вербичу явно тянула на удаление. И если бы арбитр Копиевский был последователен, то и фол Шепелева на Тайсоне, куда менее грубый, стоило оценить точно так же – желтой карточкой.

Но о последовательности рефери вспомнил только позже. Это отметил и Лучано Лучи в разговоре с ведущим «Великого футбола» Денисовым, старательно избежавшим дополнительных вопросов по первой карточке Тарасу. Словом, и тут по игровым предупреждениям обсуждать формально нечего. Признавать первое нарушение Степаненко – заслуживающим прямого удаления, КДК явно не намерен, тем более, раз оно на исход матча не повлияло.

А вот то, что последовало сразу после удаления Степаненко – другое дело. Не знаю, случались ли прецеденты, когда футболист после двух карточек, автоматически превращающихся в красную, получал бы еще одну – за оскорбление арбитра. Но вот высказывания Степаненко в адрес Копиевского прямо на поле, где одноклубники Тараса спасли рефери от расправы, а затем и в интервью «Футбольному формату», обязательно должны стать предметом рассмотрения КДК и КЭЧИ.

Степаненко ни на поле, ни на камеру выражений не выбирал. «Думаю, если бы я был в любительском спорте, я бы с ним немножко после игры по-другому поговорил. К сожалению, этого нельзя делать на поле и это чревато санкциями. Надеюсь, когда я стану ветераном, он будет где-то судить. Я тогда с ним по-другому поговорю», – вот что наговорил Степаненко в эфире «Футбольного формата».

Думается, проигнорировать эти его слова в адрес арбитра УАФ/ФФУ не удастся, но есть смутное подозрение, что разбирательство по столь каверзному вопросу состоится только после воскресной игры «Шахтер» – «Динамо». Скажут: «Надо же изучить все обстоятельства»…

А теперь вернемся к Шепелеву. Матч со «Львовом» до рассмотрения дела на КДК он пропустил автоматически. Вопрос в том – сколько вообще игр ему предпишут пропустить. Тут многое зависит от формулировки Копиевского в протоколе.

«Лишение соперника гола или явной голевой возможности»? Вряд ли. «Удар соперника, не владеющего мячом»? Тоже нет. «После свистка»? Абсурд. «С риском нанесения травмы»? Там не больше риска, чем в любом игровом столкновении. Безусловно, фол Шепелева был умышленным, но в намерения полузащитника входило только затормозить прорыв соперника, сбить ритм, и, самое интересное, что и Тайсон это прекрасно понимал, остановившись сразу после контакта.

Впрочем, это все беллетристика. Главный вопрос в том, сколько матчей получит Шепелев. Обойдется одним – за нарушение, куда менее очевидное, чем совершил Степаненко, никакой дисквалификации именно за него не получивший? Или все же отсидит больше? А если больше, то, кроме вопроса «за что?» (желательно, с указанием прецедентов) – на сколько игр, и в каком турнире предписано отбывать наказание.

Наш противоречивый во многих статьях регламент указывает в Статье 35. «Предупреждения, удаления и дисциплинарные санкции» следующее:

«10. Дві жовті картки, отримані футболістом в одному матчі, при обліку враховуються як червона картка, і такі попередження не враховуються при підрахунку загальної кількості попереджень.
Футболіст автоматично пропускає один матч у змаганні, в якому була отримана червона картка, без рішення КДК УАФ. Це відсторонення не поширюється на інші змагання.
11. За червону картку, отриману за позбавлення суперника голу або очевидної гольової можливості, футболіст автоматично підлягає відстороненню на один матч у змаганні, в якому була отримана червона картка, без рішення КДК УАФ. Це відсторонення не поширюється на інші змагання».

Во втором предложении пункта 10 не подчеркнуто определенно, что речь идет именно о красной карточке за два предупреждения. Следовательно, и прямая красная в кубковом матче влечет за собой отстранение Шепелева от ближайшего кубкового матча (так же, кстати, как и Степаненко, который может его и не дождаться, если уедет в зарубежный клуб и больше не вернется в турнир под эгидой УАФ/ФФУ). 

Матч же со «Львовом» в чемпионате Шепелев пропустил тоже по определению. Он не имел права играть до решения КДК, точно так же, как и Алан Патрик в кубковом матче с «Динамо» (решение по нему было принято 31 октября). Это следует из пункта 12. «Футболіст, який отримав червону картку (за винятком пп. 10 та 11 цієї статті), не має права брати участь в офіційних матчах до рішення КДК УАФ та закінчення терміну його відсторонення».

Стало быть, два матча у Шепелева уже есть (с учетом предстоящего весной кубкового). Конечно, КДК может дать и три, потому что к динамовцам там особый подход – не такой, как к Исмаили, которому тогда еще ФФУ, декларируя свои благие намерения, присудила ниже минимума. Но, согласитесь, за что три матча в том эпизоде, где вообще можно было ограничиться и предупреждением (особенно, в сравнении с фолом Степаненко на Вербиче) – это перебор!

И, согласитесь, что совершенно ненормально, когда за нарушения в одном турнире (кроме автоматического пропуска матча) приходится отбывать наказание еще и в другом. Это просто нонсенс!

Посмотрим теперь, что придумает КДК УАФ/ФФУ, чтобы не допустить Шепелева к воскресной игре с «Шахтером». Сколько дадут и как мотивируют. Подозреваю, впрочем, что и добавят еще пункт о невозможности апелляций. А вопрос о Степаненко перенесут на потом.

Или, может, кто-то все же допускает, что КДК возьмет на себя смелость наказать (либо пощадить) обоих?

footclub.com.ua