Персоны

Интервью

Безус: «Я сам много чего до конца не понимаю»

2017-03-16 09:56

Полузащитник Сент-Трюйдена Роман Безус попытался объяснить причины отсутствия игровой практики. Напомним, в этом году воспитанник кременчугского футбола провел на поле всего 28 минут. 

– Рома, ты можешь объяснить, что же все-таки происходит?
– Я сам много чего до конца не понимаю. Проще всего сказать, что главная причина – изменение тактики. В начале сезона мы действовали в роскошном атакующем ключе, радовали зрителей, создавали много моментов, но… не забивали. Не было результата, и пошли разговоры о том, что судьба нашего тренера висит на волоске. В такой ситуации любой наставник будет что-то менять. Поменялись и мы. Стали играть, по сути, даже не в пять, а в шесть номинальных защитников. С двумя опорниками и двумя чистыми нападающими. В такой схеме моя позиция на поле оказалась, в общем-то, не нужна. Да и результаты улучшились.

«Понимаю, что… вообще ничего не понимаю»

– Тренер тебе что-то объяснял, поддерживал?
– Мы с ним несколько раз разговаривали. Возможно, он на меня за что-то обиделся.

– Ты дал такой повод?
– Разве что тем, что не забивал и не отдавал голевых передач. Наверное, от меня ждали большего. Результат в футболе – на первом месте.

– Может, ты плохо работал на оборону?
– Не думаю. Я старался, видел статистику, там было достаточно отборов. Но наставник однажды спросил у меня, готов ли я за него сражаться. Конечно, готов! Я и сражался. Но у него почему-то возник такой вопрос. Вот это мне больше всего непонятно. Может, когда стану тренером, тогда и пойму (улыбается). А пока понимаю, что… вообще ничего не понимаю.

– Зимой были мысли поменять обстановку?
– Были, но меня убедили в том, что я нужен команде.

– Быть может, тренер специально тебя не ставит, чтобы ослабить сборную Украины? Он же хорват…
– Мне сейчас, конечно, не до юмора, но за шутку – спасибо (улыбается).

– Многие наши футболисты, приезжая за рубеж, ярко начинают, а потом садятся на лавочку. Почему так происходит?
– Не знаю, как там у других, но я думал, что мне, наоборот, сложно будет вначале. Нужно время, чтобы привыкнуть к новой команде, языковой барьер мешает. Но вышло совсем иначе. В первый месяц было очень легко.

– Расслабился?
– Да не расслаблялся я! Работал, как и раньше, на тренировках. В городе меня начали узнавать болельщики, пресса хорошие оценки ставила, все хвалили. Но опять-таки – не было результата у команды. Хорошо играть – мало. Лучше забивать при плохой игре…

«Малиновский – фигура номер один»

– Самый стабильный футбол из всех наших легионеров демонстрирует в Бельгии Руслан Малиновский. Согласен?
– Конечно. Считаю, что Генк сейчас по игре лучше всех смотрится в чемпионате (вместе с Брюгге), и в этом большая заслуга Руслана. У него в команде отличный футбол – комбинация, все через пас. Думаю, он там получает удовольствие от игры. К тому же отдает, забивает.

– Ты его поздравил с вызовом в сборную?
– Нет, на этой неделе мы еще не общались, а на прошлой Малиновский приезжал к нам в гости, и ему как раз звонили администраторы. Спрашивали, какой подготовить номер.

– Помню, осенью в одном из своих интервью ты прогнозировал возвращение полузащитника Генка в национальную команду…
– Да, говорил такое. Просто знаю, что Руслан всегда нравился Раулю Рианчо, поэтому так и сказал.

– В Бельгии Малиновский выполняет, по сути, функции свободного художника, а в сборной – строгие схемы. Впишется?
– Я же не тренер, откуда мне знать? В Генке он играет как бы второго опорника, чуть левее, а в национальной команде немного другая расстановка.

– Перед хорватами она не изменится?
– Опять вопрос не по адресу (улыбается). Но я думаю, что почерк останется прежним.

– Чего ты ждешь от матча в Загребе?
– Хорошей игры. Надеюсь, наши не уступят.

«Попрошу Павлова, пускай передаст в Бельгию кнут…» 

– Рома, по такой же схеме, что и у сборной, давно действует Динамо. Почему эта тактика перестала работать в Киеве?
– Мне со стороны тяжело судить, что там на самом деле происходит. Может, просто привыкли соперники, научились грамотно обороняться против такой структуры. Впрочем, общаясь с некоторыми ребятами, знаю, что кое-какие изменения уже происходят. Нужно надеяться на лучшее.

– Мало того что у тебя сейчас такой тяжелый период, так еще и все твои бывшие команды медленно, но уверенно идут ко дну…
– Не все – ты Кремень забыл! Думаю, команда моего родного города наконец-то выйдет в первую лигу. А остальные… Конечно, переживаю, созваниваюсь, знаю, что непросто. Сейчас всей нашей стране непросто. Футбол – не исключение.

Грустно – не то слово. Самому играть хочется – не представляешь как! Но руки не опускаю, нужно работать и доказывать. Не сдаваться.

– Какой главный урок ты вынесешь из всей своей истории?
– Ни в коем случае нельзя никого ни в чем винить. Но если стану тренером, буду, наверное, искать индивидуальный подход к каждому футболисту. Учитывать все особенности – достоинства и недостатки.

– Признайся, после Ворсклы у тебя было где-то такое, как ты говоришь, индивидуальное отношение?
– В Сент-Трюйдене поначалу было. После каждой тренировки, после каждой игры со мной много говорили, но потом все поменялось. Впрочем, на тренера, повторюсь, никакой обиды нет. Понимаю, что ему нужно было что-то менять.

– Так, может, стоит позвонить Николаю Павлову и попросить, пускай свой кнут передаст? Хватит бельгийские пряники кушать…
– Может, и стоит (улыбается). Но пряники здесь, поверь, я не кушаю. Работаю и стараюсь не унывать.

zbirna.com