Персоны

Интервью

Кварцяный: «Глядя на вещи, которые происходят в матчах, берет верх желание вернуться»

Один из авторитетных «динозавров» украинского тренерского корпуса рассказал о текущих делах «Волыни» и впервые заявил о своем желании вернуться к тренерской деятельности.

Вячеслав КУЛЬЧИЦКИЙ, Fanday.net

2021-10-17 13:45

– Виталий Владимирович, с чем связана ваша основная деятельность сейчас?
– С работой в Ассоциации футбола Волыни. В футбольном клубе Волынь я активной работы не провожу. В руководстве клуба значусь лишь на общественных началах. 

– Не кажется ли вам, что Волынь засиделась в первой лиге?
– Наверное, так.

– Выходить в элиту она должна была при Андрее Тлумаке в прошлом году и при Василии Сачко в нынешнем. Что помешало?
– Не знаю. Нужно спрашивать у них. Мое мнение сейчас роли не сыграет. Это уже история, так что обсуждать и анализировать то, что прошло, не хочется. Я ведь Волыни посвятил не один десяток лет, поэтому делать какие-то негативные выводы не буду. Если задачу не решили – значит, что-то было не так. А что именно было не так – об этом лучше спрашивать у ответственных лиц. 

– На что нацелен нынешний рулевой Волыни Альберт Шахов и удается ли ему оправдывать надежды болельщиков?
– Он неплохо выполняет свою работу, однако не все зависит только от него. Шахов имеет определенные задачи, которые пытается решать в силу нынешней действительности и возможностей клуба.

– Домашние матчи в Луцке проводит Верес. К выступающим в элите соседям из Ровно чувства ревности не испытываете?
– Вопрос об использовании стадиона Вересом решался между руководством ровенского и луцкого клубов. На матчи Вереса я не хожу – смотрю по телевизору. Для меня, как человека, работавшего еще в союзные времена в луцком футболе, игры с Ровно были настоящим дерби, настоящими футбольными битвами. Наше руководство города и области ездило на матчи в Ровно, а их власть имущие приезжали на матчи в Луцк. Лет двадцать соседний областной центр ни на что не претендовал, а сейчас стало так, как есть. Для меня это что-то нереальное. 

– Насколько достоверна информация о российском миллиардере Сергее Ломакине, деньги которого могут быть инвестированы в Волынь?
– Ничего не могу сказать по этому поводу. Как и не знаю, какой могла бы быть реакция на это в Луцке.

– Но разговоры на эту тему слышали?
– Одним ухом. Я в это особо не вникал.

– Как оцениваете турнирные перспективы нынешней Волыни?
– В первой лиге ситуация такая, что с каждым сыгранным матчем может что-то измениться. Команда старается, играет. Но такой игры, от которой в текущем сезоне я бы мог получить удовольствие как болельщик, пока не видел. Можно ведь проиграть 4:5 или 3:7, но при этом быть удовлетворенным. Надеюсь, что в этом чемпионате Волынь еще порадует своих почитателей хорошей игрой и результатами. А как оно будет дальше, сложно сказать.

– Следите ли вы за вашими бывшими подопечными, ставшими тренерами?
– А как же! Общаемся, обмениваемся мнениями. С обретением нового статуса моих подопечных наши паспортные данные нивелируются: мои становятся младше, их – старше (улыбается). Это касается многих. Сейчас Толя Тимощук помогает главному тренеру в Зените, Олег Лужный работал в киевском Динамо, Вася Сачко – в Ворскле и Волыни. Это те, кто в Луцке формировался как игрок. Есть еще два Сергея – Нагорняк и Ковалец, которые в Волыни хоть были и недолго, но мне было приятно с ними работать. Они зарекомендовали себя как настоящие профессионалы, серьезные футболисты.

От обоих отдавало тренерским духом, поэтому не случайно они пошли по этой стезе. Из легионеров, поигравших в луцком клубе, босниец Бранислав Крунич трудится на родине в Леотаре, стававшим призером в национальном чемпионате. Миодраг Джудович уже лет пять или шесть работает тренером в национальной сборной Черногории, а Володя Ковалюк хорошо зарекомендовал себя в Ивано-Франковске, где сначала вывел команду из первенства аматоров во вторую лигу, а затем и в первую. Все названные мною подопечные были классными футболистами.

– За советом к вам младшие коллеги из их числа обращаются?
– Нет. Оно ведь как: когда все быстро становятся тренерами, руководителями, а затем поднимаются еще на более высокую ступень, то оказывается, что они все знают лучше всех. И вести речь с ними о чем-то с позиции опыта вряд ли стоит. Ответ будет один: «Что вы говорите?! Сейчас уже все по-другому». Хотя я смотрю на футбол своими глазами и вижу: ничего там не «по-другому»!

Если Олег Блохин бежал быстро, то никто не скажет, что футбол 30-40 лет назад не был быстрым. Пусть посмотрят видео той поры и увидят, какие тогда были скорости. А не то, что сейчас у нас видим: когда катают мяч, стоя на месте.

Лучше в такой футбол не играть вообще. В него мы и не позволяли играть, заставляя все 90-95 минут матча двигаться на высоких скоростях, а не падать, стонать, кричать, толкаться руками, прыгать и допускать наблюдаемый нынче сплошь и рядом некоординированный отбор. Есть, к сожалению, такие недостатки у нас. Однако футболисты их у себя не видят.

Им говоришь: «Как ты бежишь? Где у тебя руки? А пятки у тебя где? Уши не так торчат, шнурки не зашнурованы, походка не та! Ты айкаешь-ойкаешь, а зачем наколку на ушах или шее сделал?». Недостаток мастерства мешает развитию футболиста, его профессиональному росту.

– Вы в курсе о новой роли еще одного вашего подопечного – Папы Гуйе, который по завершении активных выступлений в футболе работает в менеджменте харьковского Металлиста?
– Знаю, что вице-президент клуба Евгений Красников пригласил его в штаб Металлиста заниматься селекцией. Папа Гуйе был у него любимчиком, и он уделял ему много внимания – как в адаптационном плане, так и в бытовом. Сенегалец научился общаться на русском языке, без переводчика. Папа – парень не глупый, хотя был всегда молчаливым, почти ничего не говорил. Может, сейчас разговорится – ему ведь нужно по специфике работы много общаться.

Как в клубном офисе, так и во время поездок в Африку с целью просмотра футболистов. Найти какой-нибудь талант калибра Садио Мане – это дорогого стоит. Кстати, я не случайно привел в качестве примера форварда Ливерпуля и одного из лидеров сборной Сенегала. Папа рассказывал, что он с ним общался. Считаю для Металлиста и Гуйе их альянс интересным проектом. Посмотрим, что из этого получится.

– Кто из бывших подопечных поддерживает с вами связь?
– Многие. Периодически созваниваемся со Славой Шевчуком, Марком Девичем, теми же Лужным, Тимощуком, Круничем, Джудовичем и другими. А вот с Артемом Шабановым давно не общались, он ведь далеко: где-то в Японии играет, набрать меня ему тяжело – занятый человек.

– А Евгений Хачериди?
– Общались с ним год назад, когда он играл за брестское Динамо. Было это зимой, во время тренировочного сбора в Турции. Встретившись, у нас получился хороший разговор. 

– Где он сейчас, не в курсе?
– Не знаю. Наверное, в Киеве сидит и ожидает какой-нибудь вариант продолжения карьеры. Я ему звонил, когда он играл у меня в Волыни. А теперь и он мог бы мне позвонить.

– Изменилось ли ваше отношение к Екатерине Монзуль, которую вы раньше критиковали?
– Она полностью адаптировалась в футбольной среде, и судит «с запасом». Когда выбирали тренера сборной, то Екатерина была на Исполкоме УАФ, и мы с ней пообщались. Тогда поговорили о судейских новшествах, проблемах. У нас с Монзуль нормальные отношения.

– Не планируете ли вернуться к тренерской работе?
– На протяжении трех последних лет не хотелось. Думал, что уже достаточно потратил энергии и изрядно наработался за многолетний период тренерской деятельности. Многое сделал, хотя мог сделать еще больше для украинского футбола. Однако сейчас, глядя на многие вещи, которые происходят в матчах, и наблюдая за резервами в нашем футбольном хозяйстве, все чаще возникают колебания: быть или не быть?

Признаюсь вам: в них верх берет желание вернуться. Возможно, еще можно было поработать тренером, чтобы реализовать то, что еще осталось в резерве.

– На Волыни или в любом другом регионе?
– Да где угодно! Мне хватит опыта и дипломатии поговорить с умными руководителями, фанатично любящими футбол, стремящимися к достижению серьезных турнирных задач и вместе с менеджментом клуба воспитывая игроков для сборной Украины. Думая о том, что тренер тоже должен думать о развитии клуба и материальном эффекте для того, чтобы зарабатывать для клуба деньги. И не только тренировать, а и думать об ответственности за потраченные средства.

fanday.net