Персоны

Статьи

Вспоминая Юрия Дьяченко...

23 марта у динамовской семьи печальный день – ушел из жизни Юрий Дьяченко. Предлагаем вашему вниманию интервью с Юрием Петровичем, в котором он рассказывает о сложном и одновременно интересном жизненном пути, а также о своей любви – футболе и киевском «Динамо».

По материалам оф. сайта «Динамо»

2017-03-23 15:05

Со времен, когда футбольный клуб «Динамо» входил в ряды одноименного спортобщества, прошло двадцать лет. Для нынешнего поколения болельщиков этот факт почти ничего не значит, но в те времена динамовцы, находясь под родительской опекой правоохранительных органов, только лишь в Киеве культивировали 25 видов спорта, воспитали немало Олимпийских чемпионов и чемпионов мира, занимались массовым спортом. В 80-х годах прошлого века первым заместителем председателя Киевского городского спортобщества «Динамо» работал Юрий Петрович Дьяченко. В этот период листались «золотые» страницы истории футбольной команды «Динамо».

– Если взять океан и отдельные острова в нем, то футбол в те времена был как материк среди них. Хотя в обществе были мирового уровня гребцы, легкоатлеты, велосипедисты, ватерполисты, баскетболистки, футболисты среды них были настоящими королями. По моему мнению, решающую роль в этом сыграла личность Валерия Лобановского.

– С 1979 года вы в структуре «Динамо», сначала в спортобществе, а затем в футбольном клубе. Расскажите, почему, имея историческое образование, решили посвятить себя спорту?
– После окончания школы я пошел в армию, служил в азербайджанском городе Кировабад (ныне Гянджа, – прим.авт.). Играл в футбол центральным нападающим за дивизию, даже получил приглашение в дублирующий состав «Нефтчи». Также с детских лет интересовался историей, поэтому после возвращения из армии поступил в Киевский университет. Студентом был активным – работал заместителем председателя спортклуба университета, в свободное время играл в волейбол. После окончания учебы предложили работу в комсомоле. Тогда, наконец, научился расшифровывать ВЛКСМ (смеется). Занимался спортом иностранных диаспор. Все это время горячо болел за «Динамо», не пропускал ни одной игры, был в курсе всех событий в команде. Кстати, мне это впоследствии пригодилось, когда в дальнейшей работе потребовались более предметные знания футбола.

– Значит, со спортом вы неразрывно связаны с самого детства. Это увлечение появилось благодаря родителям?
– Мой отец, Петров Трофимович, был страстным поклонником оперетты и футбола. Вспоминаю, как, когда невозможно было приобрести билеты на домашнюю игру, лазили через забор. Прекрасно помню финальную игру Кубка СССР 1954 года, когда динамовцы впервые в истории завоевали почетный трофей, а Михаил Коман забил победный мяч. Тогда не мог представить, что в будущем я буду работать руководителем спортобщества «Динамо», а Михаил Михайлович возглавит детскую футбольную школу «Динамо». Мы сотрудничали очень тесно, ведь моя должность – первый заместитель председателя Киевского спортобщества «Динамо» – предусматривала прямую ответственность за футбольное хозяйство перед высшим руководством республики. Думаю, никому не нужно объяснять, каким страстным и преданным болельщиком команды был первый секретарь ЦК компартии Украины Владимир Щербицкий.

– Его бывшие коллеги рассказывают, что Владимир Владимирович был в курсе мельчайших подробностей, связанных с «Динамо»?
– Именно так. Когда я в 1979 году перешел на работу в «Динамо», спросил у своего предшественника: «С чего начать?» Он ответил: «Анатолий Петрович, вы должны знать все, что связано с футбольной командой. Цвета гетр, кто на замене в дубле, о новичках, кто отдал голевую передачу...». Футболом интересовались первые лица республики, и в любой момент я должен был дать подробную информацию. После первого телефонного звонка я так вспотел, что понял: «На самом деле, должен знать все, что происходит в футбольной команде». Хотя, отмечу, от ответственности за работу всего общества с меня никто не снимал. Напомню, тогда киевское спортобщество «Динамо» было прекрасно отлаженной спортивной системой. 25 видов спорта, полторы тысячи сотрудников, десятки спортивных баз и школ.

– Формально вы были руководителем, в частности, футбольной команды «Динамо», несли ответственность за ее успехи и неудачи. Какие у вас сложились отношения с Лобановским?
– Отмечу, что Валерий Васильевич имел безупречный авторитет и весомые рычаги влияния. Как ни странно, но к моему переходу в киевское спортобщество «Динамо» причастен именно он. В 1977 году, когда я работал в городском комитете партии, занимался вопросами спорта, отправился вместе с «Динамо» в Братиславу. Перед поездкой я очень волновался, ведь немало слышал о личности Лобановского. В Чехословакии «Динамо» провело десять дней, сыграло несколько товарищеских матчей, а у нас с Лобановским появился личный контакт и темы для разговоров. А через два года, как выяснилось, именно голос Валерия Васильевича был решающим при моем переходе в «Динамо». Впоследствии у нас сложились дружеские отношения, ведь работать приходилось над общим делом. Лобановский любил вокруг себя сформировать круг коллег, с которым общался и решал необходимые вопросы. Он ценил людей, проверенных в деле и мог защищать их на любом уровне.

Пример Анатолия Зеленцова, вместе с которым основал научную группу, в этом смысле показателен. Его не все понимали, прежде всего в Москве, и «натравливали» множество комиссий. Все эти атаки, ценой, которая известна только ему самому, отражал Лобановский. Или когда Виктора Каневского не выпускали в Америку... Кто помнит, какое в те времена было отношение к таким поступкам, снимет шляпу перед Валерием Васильевичем, который урегулировал острый вопрос. Таких поступков могу привести много, и все они характеризуют Лобановского как незаурядную личность, на наших глазах делавшую историю. У меня и сейчас перед глазами май 2002 года. Когда сотни тысяч людей по собственной воле пришли проститься с Тренером, а впоследствии образовали живой коридор, провожая аплодисментами в последний путь. Уверен, таких почестей в Украине еще никто не удостаивался.

– Мало что известно о работе в «Динамо» ленинградца Юрия Морозова. Почему, когда Лобановский ушел тренировать сборную СССР, выбор пал именно на него?
– Это был уникальный человек. Очень грамотный, кандидат наук, привел «Зенит» к бронзовым наградам. Лобановский с ним был в прекрасных отношениях, поэтому порекомендовал себе в преемники. Однако привести к успехам команду Морозову не удалось. На мой взгляд, не хватило авторитета среди игроков. Когда он узнал, что Лобановского уволили из сборной, сказал: «Боже мой, это не разочарование, а радость для киевских болельщиков, ведь к их команде вернется родной тренер». Морозов оставил о себе наилучшие впечатления, хотя проработал с «Динамо» всего год. Как показала практика, даже работая в Москве, а затем на Ближнем Востоке, Лобановский был в курсе всех событий в клубе. Не в последнюю очередь это помогло ему после возвращения в сжатые сроки достичь успеха.

– Лобановский был не только гениальным тренером, но и прекрасным организатором. Именно умение входить в высокие кабинеты и последовательно отстаивать свою позицию в комплексе приводили к громким успехам динамовцев Киева...
– У него был дар убеждать людей, склонять их к своей точке зрения. Команда – живой организм. Приходилось решать вопрос комплектации новыми игроками, материального обеспечения, множество организационных проблем. Лобановский имел в то время огромный авторитет в Украине, не в последнюю очередь с помощью которого преодолевал все невзгоды. Перед каждой игрой «Динамо» на базу приезжало высшее руководство республики, с которым Лобановский должен был поговорить, рассказать о подготовке к матчу. Это были абсолютно равные диалоги, причем иногда они выходили за пределы футбола. Валерий Васильевич охотно мог спросить о международной ситуации, или о состоянии дел в науке. Широкая эрудиция позволяла ему на равных вести разговор с чиновником определенной области.

– С футболистами «Динамо» у вас были дружеские отношения, или они воспринимали вас как большого начальника?
– У нас были ровные отношения, где кому приходилось помогать по разным вопросам. В одном доме со мной жили Коньков, Решко и Фоменко. Ходили друг к другу в гости, отмечали праздники. А Беланова ребята по команде шутя называли «моим сыном». Когда он переехал в Киев, никого здесь не знал и держался одиночно. У меня с ним случилась интересная история. У Игоря в Одессе жила мама и отчим. После одного из матчей на Республиканском стадионе Игорь с мамой подошел к Лобановскому, которого окружила толпа журналистов. Что-то хотел спросить у тренера, однако тот, видимо, не понял или не расслышал его просьбу. Беланова это очень разозлило, и он прямо со стадиона отправился на вокзал. Когда на следующий день футболист не приехал на базу, во всех властных кабинетах едва с ума не сошли. Как он, обладатель «Золотого мяча», такое мог себе позволить? На телефонные звонки дома в Одессе никто не отвечал, поэтому ко мне подошел один начальник и сказал: «Я знаю ваши отношения с Игорем, поэтому вам нужно поехать в Одессу и вернуть его». История, которая случилась со мной в Одессе, заслуживает отдельного рассказа. Однако за день Олег был в расположении команды, а тема конфликта была исчерпана. Из молодого поколения футболистов мне очень импонирует Юрий Калитвинцев. Он по природе лидер, замечательный педагог, приятный человек. На мой взгляд, будущее «Динамо» может быть связано именно с ним.

Материал журнала «Динамо Киев», №2, 2010г.

fcdynamo.kiev.ua